КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

переводчики


У некоторых переводчиков есть две или три версии перевода одного текста. В собрание включены все версии, в которых отличны минимум три строки. Если отличны только одна или две строки, приводится версия, которая считается более поздней.

Переводчики → Тучков С. А., 100 перев. [убрать тексты]


carm. i i maecenas atavis edite regibus...


Царей потомок в свете сильных,
Покров мой, слава, Меценат!
Прибежище и щит невинных,
Источник всех моих отрад!
5 Коль многи чтут сие забавой,
Чтоб, тщетною пленяясь славой,
В игра́х всех прочих обскакать
И средь колес, в бегу горящих,
Средь тучей праха, свет мрачащих,
10 Всех прежде лавр себе сорвать.

Владельцы стран, полей обширных,
Того возносят похвалой,
Кто в житницах своих обильных,
Сбирая тщательной рукой,
15 Содержит все, чем классы зрелы
Ливийски богатят пределы.
Иной лишь в том блаженство чтет
И мыслит дни иметь счастливы,
Что, плугом отческие нивы
20 Возделав, с них плоды пожнет.

Атталовых богатств сиянье
Того не может преклонить,
Чтоб вод икарских волнованье
На кипрском корабле преплыть.
25 Купец, коль буря устрашает,
Жизнь сельскую предпочитает
Мятежной жизни богачей;
Но  только ветр весны повеет 
Корабль починивать радеет,
30 Боясь стать беден в жизни сей.

Иной блаженство в том считает,
Когда, вином отяготясь,
Под тенью древа возлегает,
Иль где прозрачный ключ, струясь,
35 Приятство сна вливает в члены.
Иной, долины зря зелены,
Геройством дух питает свой;
Прельщается боев трудами,
Оружья блеском и труба́ми,
40 Противной матерям войной.

Жену младую забывает
Охотник средь своих забав,
Когда он сети расставляет,
Иль зверя псы его подняв,
45 Погонят в дол промеж кустами!
Тут, верными любуясь псами,
Труды забудет, стужу, гладь 
Там в сети страшный вепрь попался,
Там быстро вдруг олень помчался;
50 Нет больших для него отрад.

А я, богам уподобляясь,
Доволен миртовым венком,
И, пляской нимф увеселяясь,
Зрю хор сатир в лесу густом.
55 Когда ж с Евтерпой Полимния
Настроят струны мне златые,
Лесбийской лирой взвеселюсь!
Приятны песни воспевая
И выше облак возлетая 
60 Звездам главой моей коснусь!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 4143.

Ода I. К Меценату. Всякий имеет свою склонность, Горациева же к стихотворству лирическому.


Ст. 2. Меценат (C. Ctinus Maecenas) произшел от древних царей Этрурии. Был искренним другом императора Августа и имел на себе бремя государственного правления, не желая себе другого достоинства кроме кавалера римского, которое принадлежало ему по праву рождения. Его советам обязан был Август за благополучное свое царствование. Он имел такое уважение к благоразумию Мецената, что когда он и порицал его в чем, император сим не огорчался. Он был покровителем наук и другом ученых людей, чем более всего сделался известен. Виргилий посвятил ему свои «Георгики», а Гораций  «Оды». Перед смертию своей сказал он Августу: «Не забывайте Горация так, как и меня». Сей великий покровитель ученых сам со славою упражнялся в словесных науках. До нас достигли некоторые отрывки его стихотворства.

Ст. 7. В играх всех прочих обскакать. Гораций разумеет здесь о играх Олимпических и конских ристаниях, бывших в употреблении в Риме. Оные были утверждены постановлениями Сената, приобщены к священным празднованиям и отправлялись всегда при жертвоприношениях.

Ст. 16. Ливия. Ныне называется Барка, область Араканская, лежащая в западной стороне Триполя, во владении турецком.

Ст. 21. Аттал был царь пергамский, что в Малой Азии, славен своим богатством, наследовал Евмену. Победя галатов и распространяя завоевания свои до горы Тавра, принял достоинство царя, коего предки его не имели. Он спомоществовал римлянам против Филиппа с многими успехами. Умер в 198 году до рожден. I. Х., царствовал 44 года. Аттал употреблял богатство свое с великою пользою для ближних, за что был любим и уважаем соседями, родственниками, друзьями и подданными.

Ст. 23. Икарийское или Икарское море. Так называлась часть Эгейского моря или архипелага.

Ст. 24. Кипрский корабль. Остров Кипр славился в древности своими судами и торговлей, да и ныне еще сим довольно знаменит и имеет множество богатых произведений. Оный составлял часть Греции, был покорен венецианами, а напоследок турками в 1570 году.

Ст. 56. Лесбийская лира. Так называет Гораций потому, что Сафо и Альцей, которым он подражал, были родом из острова Лесбоса.


carm. i ii iam satis terris nivis atque dirae...


Давно Юпитер всемогущий,
Давно небесный снег и град,
Давно перуны, страх несущи,
Поля и грады пустошат;
5 Давно прошли счастливы лета 
Разлился страх в столице света!

Твое отмщенье устрашает
Народ возвратом строгих дней!
Век Пирры в страхе он мечтает,
10 Трепещет участи своей,
И ждет, страдая в злой печали,
Чудес, что землю колебали!

О век жестокий! Век ужасный!
Где только смерть встречал лишь взор!
15 Стада Нептуновы безгласны
Поверх крутых носились гор.
В древах, где птицы сокрывались,
Там сонмы рыб остановлялись.

Дрожаща серна, изумленна,
20 Теряла быстрость ног своих
И, в страхе лютом похищенна
Водой с лесистых гор крутых,
Неслася шумною волною,
Не зря земли перед собою.

25 Мы зрели в гневе Тибр надменный,
Как он валы свои взносил,
Седою пеной отягченны, 
Разрушить Весты храм грозил!
Катясь за брег валы стонали,
30 Чертоги Нумы трепетали!

Но Тибр в печали сострадает,
Супруги нежной зря тоску;
Бурливы воды разливает,
Смиряет бег их по песку.
35 Внимая грусть и огорченье,
Стремит на левый брег волненье.

Познают римляне в печали
И в лютой горести своей,
Что кровью нашей обагряли
40 Мы светлый блеск своих мечей 
Мечей, что должно устремленье
Хранить парфян на сокрушенье.

Познают дерзкие гражда́не,
Что род их стал умален злом,
45 Познают юные римля́не
Оружья пагубного гром!
Содро́гнутся, внимая слову,
Гласящу нашу брань сурову!

К кому теперь вносить моленье,
50 И бога коего просить?
Чтоб он Империи паденье
Мог силой власти отвратить!
Кто лютым страхом пораженных
Защи́тит ныне дев священных?

55 Богиня в гневе не внимает
Их более молитвы слов.
И чем Зевес еще желает
Очистить наших тьму грехов?
О бог! Судеб предвозвещатель,
60 Будь ныне нам отрад податель!

Спустися к нам в сияньи ясном,
Великий Аполлон, спустись!
Венера в образе прекрасном
С толпой приятств драгих явись!
65 О Марс, любящий крови токи,
Где ты во дни сии жестоки?

Ты, кой с приятностью взираешь
На храбрость бодрственных сердец,
Почто свой зрак ты отвращаешь
70 От тех, которым был отец?
Внемли усердное моленье,
И прекрати врагов стремленье!

Иль ты, что в образе героя
Пришел смерть Кесаря отмстить,
75 Наш бог! Ты, счастье нам устроя, 
Ах!  если б мог ты вечно жить!
В тебе блаженство Рим считает,
Тобою в славе он сияет!

Не возвращайся бог народа,
80 В страны, отколь исходит свет, 
Доколь не у́зрим, что свобода
И правда в тишине цветет.
И оскорбяся тьмой пороков,
Не будь виною слезных токов.

85 Ты здесь являй побед блистанье,
И дай нам слышать славы глас!
Отца отечества названье
Внимать люби всегда меж нас!
Да не дерзнут враги отныне
90 Восстать противу нас в гордыне.

Впервые: Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 4447.

Ода II. Отмщение богов за смерть Кесаря, Август только один может спасти Республику.


Ст. 6. Столица света; так назывался Рим потому, что во время Августа римляне владели почти всем известным тогда светом.

Ст. 9. Пирра; супруга Девкалионова; в ее время последовал потоп, который греки и римляне называют всемирным, и который соответствует Ноеву потопу Св. писания.

Ст. 30. Нума Помпилий; второй царь римский; первый учредил порядок богослужения и дал законы римлянам.

Ст. 32. Супруги нежной. Упоминает о Калипурнии, супруге Юлия Кесаря, которая имела дом на правом берегу Тибра.

Ст. 40. Блеск своих мечей. Говорит о междоусобных бранях, когда диктаторы домогались самодержавной власти.

Ст. 42. Парфяне; Парфяния, ныне Саблестан; область, находящаяся в Азии и составляющая часть Персии. Оная граничит с Хоросаном и простирается до реки Инда.

Ст. 54. Дев священных. Говорит о весталках, жрицах богини Весты.

Ст. 62. Аполлон, Феб, Солнце. Бог света, Муз, красноречия, и предвозвещаниев или оракулов.

Ст. 65. Марс, бог войны. Его почитали римляне отцом Ромула и Рема, основавших Рим.

Ст. 74. Смерть Кесаря. Говорит о императоре Августе.


carm. i iii sic te diva potens cypri...


Тебе, корабль, определила
Судьба Виргилия вмещать.
Киприйския богини сила
Тебя да будет сохранять.
5 Елены братья звезды щедры
Да усмирят морские недры;
Эол, все ветры обуздав,
Один апульский да оставит
И в Аттику тебя поставит,
10 Святым союзам дружбы вняв.

Тройные латы крепче стали
И тверже меди щит сто крат
Неробко сердце окружали
Того, кто, зря впервые взгляд
15 Валов разгневанной пучины,
Не ужасаясь злой судьбины,
Себя на древе им вручил.
Объять отвагой беспримерной
Он на стихии толь неверной
20 Свою надежду утвердил.

Сомненья нет, что не смущался
От африканских ветров он;
В нем страхом дух не колебался,
Внимая Аквилона стон.
25 Ниже́ печальные Плеяды,
Ни волн шумящие громады,
Полдневных ветров сильна власть,
Ему ни бури страшной свисты,
Ни горы в море каменисты
30 Не представляли злу напасть!

От коей смерти содрогаться
Сей дерзкий может человек?
Кой, видя, мог не ужасаться
Чудовищ, и меж ими тек
35 На утлом здании чрез воды
И, зря смертей различны роды,
Спокойства духа не терял?
Скалы Эпирские ужасны,
Известной пагубой опасны,
40 Неробким оком созерцал?

Не тщетно ль боги полагают
Пространством вод раздел земли?
Закон их дерзко презирают
Стремясь чрез море корабли!
45 Противяся бессмертных воле,
К тому влечется смертный боле,
Что запрещается ему!
Япетов сын, на зло рожденный,
Похитил с неба огнь священный
50 В погибель роду своему.

Лицо земли водой покрыли
В отмщенье боги всем странам,
И бедства землю отягчили,
Дотоль неведомые нам.
55 Сокрылись все пути к надежде,
Хотя необходима прежде
На свете людям смерть была;
Но шла медлительной ногою 
А ныне быстрою стрелою
60 В своем свирепстве потекла!

Хоть крыльев щедрая природа
Не рассудила смертным дать,
Дедал среди воздушна свода
Возмог на крылиях летать.
65 И Геркулес затворы ада
Отверз  и ужасов громада
Поверглася его трудом!
На все нас дерзость устремляет,
И буйство смертных запрещает
70 Богам оставить мести гром!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 4850.

Ода III. К кораблю, на котором Виргилий отправляется в Афины.


Ст. 2. Виргилий. Стихотворец и кавалер римский, друг Горациев, написал «Георгики», «Буколики» и «Энеиду».

Ст. 3. Киприйская богиня. Так называлась Венера потому, что имела знаменитый храм на острове Кипр.

Ст. 5. Елена. Супруга греческого царя Менелая, была похищена Парисом, сыном Приама, царя Троянского, отчего произошла сия славная война, воспетая Гомером в поэме его «Илиаде». Братья ее близнецы Кастор и Поллукс по смерти превращены были в звезды и составляют знак близнецов, явление которого всегда предвещает благополучную погоду.

Ст. 8. Апульский ветр, попутный кораблям, идущим из Италии в Грецию.

Ст. 9. Аттика. Часть Греции, в которой находился город Афины.

Ст. 22. Ветр африканский. Юго-восточный, противоположный Аквилону.

Ст. 25. Плеяды; были дочери Атланта и Плеоны, их было числом семь, а именно: Майя, Электра, Тайгета, Астропа, Меропа, Алциноя и Гелено. Диодор говорит, что они все были любимы богами, превращены в звезды и составляют особое созвездие в знаке быка. Овидий же повествует, что одна из них, именно Электра, вышла за Дардана царя Троянского и скрылась потом в небе пред начатием Троянской войны, дабы не быть свидетельницей несчастия своего рода. Один древний стихотворец присовокупляет, что Электра по временам показывалась, но всегда в виде кометы. Оная исчезла совсем в стороне арктического полюса в 1193 году до Р. Х. Созвездие Плеяд появляется всегда весною, и вероятно, что получило наименование свое от греческого слова плео, то есть плаваю. Но совсем тем видно оное и во времена осеннего равноденствия, всегда сопровождаемого бурями. Как бы то ни было, все доказывает, что Атлант упражнялся в астрономических наблюдениях и дал имена дочерей своих звездам, им открытым.

Ст. 37. Эпирские скалы; назывались также Акрокеравные, то есть горы, всегда поражаемые перуном; ныне известны под названием гор Химеры.

Ст. 48. Япетов сын. Прометей, или Промефей.

Ст. 51. Говорит о Девкалионовом потопе.

Ст. 63. Дедал. Сын Геметиона, славный художник и архитектор; изобрел многие махины, между прочими паруса для судов и построил славный лабиринт критский. Убегая гонения Миноса за то, что он помог супруге его Пасифае в противоестественной любви ее к быку, сделал себе искусственные крылья и переплыл на оных через Эгейское море. Павзаний думает, что изобретение парусов произвело сию мысль.


carm. i iv solvitur acris hiems grata vice veris et favoni...


Зефиры возвратились
И нежная весна,
Льды солнцем растопились,
Ликует вся страна.

5 Уж на море спускают
Обсохлы корабли;
Стада в хлеву скучают,
Зря зелень на земли.

Ограды зимни тесны,
10 Уже противны им 
И пахарь в дни прелестны
Спешит к трудам своим.

Зря блеск луны сребристый,
Венера дев младых
15 Зовет в долины чисты
С толпой приятств драгих.

Там Грации нагие,
Там нимф прелестный хор
Поют часы драгие
20 Под тенью злачных гор.

Меж тем, удвоя силы,
Вулкан в труде своем
Тяжелые горнилы
Наполнил уж огнем.

25 Из роз новорожденных
Пора пучки вязать,
Или́ из мирт зеленых
Венки себе сплетать.

Нам должно в сей судьбине
30 Заботы отложить;
Козла на жертву ныне
В честь Фавну посвятить.

Смерть бледная не знает
Различья меж людей 
35 И в хижину вступает,
И в гордый дом царей.

Нам все повелевает
В веселье пребывать;
А время запрещает
40 Надежду отлагать.

О Секстий! Утешайся
Среди счастливых дней,
И мыслью не смущайся,
Что снидешь в мак теней.

45 В веселье погружаясь,
Не будешь при столах,
По жребью избираясь,
Царем на пиршества́х.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 5153.

Ода IV. К Секстию. Возвращение весны и краткость жизни возбуждает нас к забавам.


Ст. 17. Грации. Богини красоты; по общему мнению были дщери Бахуса и Венеры, их было числом три: Аглая, Талия и Ефрозина.

Ст. 22. Говорит о приготовляющемся громе чрез весеннюю теплоту.

Ст. 31. Под именем посвящения козла Бахусу, Фавну и другим божествам, не всегда древние разумели о сем животном; но часто означало сие кожу, наполненную вином, как сие и поныне в Азии и в некоторых местах Греции употребляется и служит вместо бочки. Трагедия происходит о слов траго, козел. При Тесписе стихотворцы за сии сочинения получали в награду козла, или, может быть, кожу его, наполненную вином.

Ст. 48. Римляне избирали во время своих пиршеств одного из собеседников царем, который должен был располагать сколько каждому из гостей выпить. Сии цари выбирались по жребию.


carm. i vi scriberis vario fortis et hostium...


Пусть Варий звучно нам взыграет
На лире гром твоих побед,
Твои дела возвеличает,
Которым весь дивится свет!

5 Тебя, Агриппа, он да славит,
И воинство в твоих руках!
Пускай он подвиги представит
Твои на суше и вода́х.

Мне ль лирою негромогласной
10 Толико славу изъяснить?
Кто Ахиллеса гнев ужасный
Достойно может возвестить?

Или Улисса возвращенье
Воспеть, средь страшных, бурных вод;
15 Иль начертать изображенье
Как жил Пелопсов злобный род?

Моя умеренность ко славе,
И верной Музы мне совет,
Простые песни что в забаве
20 С восторгом сладостным поет,

Не позволяет мне прославить
Твоих великолепных дел,
Чтоб низкой песнью не умаа́лить
Ту славу, коей ты гремел.

25 И кто стихом своим достойно
Возможет Кесаря почтить?
Иль о твоих победах стройно
Со звуком славы возвестить?

Кто может начертать прекрасно
30 Оружье Марсово в боях,
Иль Мериона, видев ясно
В пыли под Троей на полях,

Представить всю великость вида
Иль, под Минервиным щитом,
35 Несуща гордо Диомида
Против богов оружья гром?

Тучков А. С., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 5354.

Ода V. К Агриппе. Не находит довольно сил к воспеванию его подвигов.


Ст. 1. Варий, римский стихотворец.

Ст. 5. Агриппа, полководец римский.

Ст. 16. Пелопс, сын Тантала, царя лидийского. Овидий говорит, что он, угощая богов своим столом и желая испытать их могущество, велел убить и приготовить в пищу юного своего сына Пелопса; но Юпитер, узнав сие, возвратил ему жизнь, а Тантала низринул во ад.

Ст. 31. Мерион, сын Молуса и Мельфисы; отличил себя храбростью при осаде Трои. Гомер уподобляет его убийственному Марсу в сражениях. Он управлял во время боя колесницею царя Идоменея.

Ст. 35. Диомид, сын Тидея, царя калидонского, после Ахиллеса и Аякса  славнейший из греческих героев, бывших при осаде Трои. Он был покровительствуем Минервой, и во время сражения ранил Марса и Венеру, защищавших троян.


carm. i vii laudabunt alii claram rhodon aut mytilenen...


Пусть иные воспевают
Славный Родос иль Эфес,
Митилену прославляют
И Коринфу до небес.

5 Пусть поют стовратны Фивы,
Бахусов где виден трон,
Пусть поют места счастливы,
Где родился Аполлон.

Остров Делос, где сияет
10 Фебов храм в лучах златых;
Пусть Фессалия рождает
Славны песни для иных.

Целомудренной Паллады
Пусть величие поют,
15 И ее прекрасны грады
Всех превыше в свете чтут.

Пусть Юноны в честь иные
А́ргос вспоминают ей,
Паствы коего драгие
20 Быстрых нам дают коней.

Не прельщаюсь я Миссеной,
Всех обильнейшей сторон;
И суровостью надменной
Славою Лакедемон 

25 Но местами, где шумящий
Альбуен валы стремит,
Ания где ключ гремящий
Низвергаяся кипит.

Больше Тиволи отрады
30 Представляют мне собой;
Их прелестны вертограды
Счастье кажут и покой.

Не всегда рождает бури
Ветр полдневный на горах;
35 Часто мрачный вид лазури
Развевает в облаках.

Где б судьба ни приказала,
Быть тебе в каких местах,
Знамя ль Марса представляла,
40 Или тень в твоих садах;

В Тиволи твоей прекрасной 
Вид приятнейших лесов,
Где источников вид ясный
Вьется, блещет меж кустов.

45 Планкус, зри пример природы,
Коль премудрым хочешь быть;
Не лишай себя свободы,
Тщись в вине печаль топить.

Как бежал из Саламины,
50 Видя гнев отца, Тевсер 
Говорят, что не единый
Показал сему пример.

Говорят, что он, напившись,
Гедеро́й себя венчал,
55 И, с отечеством простившись,
Тако спутникам вещал:

«Пусть нам путь являет счастье
Благосклоннейше отца,
О друзья! Зря мрак ненастья,
60 Не крушите вы сердца.

Пусть надежда нас питает,
С ней далёко мы пойдем,
Если всяк из вас желает
Зреть меня своим вождем.

65 О друзья! Знаменованья
Будут вас мои хранить!
Съединяйте вы желанья
И стремитесь дале плыть.

Мы другую Саламину
70 Лучше прежней утвердим;
Аполлон крепит судьбину
Уверением своим.

Много вы со мной вкусили
Грусти, скуки, лютых бед;
75 Все несчастья преносили
И морей свирепых вред.

Бахуса приятной влагой
Мы себя да укрепим;
Завтра мы еще с отвагой
80 Волны страшны пролетим!»

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1861, ч. 1, с. 5558.

Ода VI. К Планкусу. Похваляя пребывание в Тиволи, советует ему для прогнания грусти не забывать о вине.


Планкус Мунатий. Сенатор римский.

Ст. 9. Родос. Остров в средиземном море; был посвящен Венере. Оный известен и ныне под сим же именем.

Ст. 2. Эфес. Знаменитый город в Азии, был славен храмом Дианы. Ныне бедная деревня во владении турецком, и называется Ониалук.

Ст. 3. Митилена. Остров и город того ж имени в Архипелаге. Ныне называется Метелина, а в глубокой древности известен был под именем острова Лезбоса. На оном отправлялись славные игры в честь Аполлона.

Ст. 4. Коринф был знаменитейший город в Архипелаге, в коем находился славный храм Минервы; ныне во владении турок, и ничто иное как деревня, известная под именем Коранты или Жеремы.

Ст. 5. Фивы. Славный город в Беоции, основанный Кадмом, а стены оного построены были звуком лиры Амфиона. Ныне область сия называется Ливадия во владении турецком; город же совсем разорен.

Ст. 9. Делос. Ныне называется Здиль, остров в Архипелаге; был славен храмом Аполлоновым, теперь же по причине морских разбойников вовсе необитаем.

Ст. 11. Фессалия. Часть Македонии на берегу архипелагском, славна была храмом Муз; ныне во владении турецком, известно под именем Янна.

Ст. 18. Аргос, город Морейский, что в Саккании. Был весьма славен в древности, ныне же малое селение и называется Арго.

Ст. 21. Миссена, или Мессина. Славный город и область в Сицилии.

Ст. 24. Лакедемон, или Спарта. Славный в древности город, составлявший особую республику; находился в Морее, и ныне довольно многолюден и богат, называется же Мизитра.

Ст. 26. Альбуен. Речка в Тиволи.

Ст. 27. Анио, или Тиверон. Река в папском владении, протекающая чрез Тиволи и впадающая в Тибр неподалеку от Рима.

Ст. 29. Тиволи, или Тибур. Древний и знаменитый город в Италии, в Кампании римской; ныне еще видны многие великолепные остатки оного и славный водопад, составляемые рекою Тивероной.

Ст. 49. Саламина. Остров и город в Средиземном море.

Ст. 50. Тевсер, сын Теламона и Гезионы. Выгнан был отцом его из Саламины за то, что он не воспрепятствовал брату Аяксу убить самого себя; прибыл наконец на остров Кипр и построил новый город, который назвал Саламиной.


carm. i viii lydia, dic, per omnis...


Скажи мне, Лидия, для имени богов!
Почто губишь собой младого Сибарита?
И развращает так его твоя любовь,
Что слава от него сокрылась знаменита!
5 Почто не зрим его на Марсовых полях,
Пренебрегающа труды, опасность, страх!
Почто не зрим его в вои́нском одеянье,
Галлийского коня смиряюща ристанье?
Боится тибрских струй и масла он борцов
10 Как яда лютых змей, иль тигровых зубов!
Ему копье, кружок  противные предметы,
Которы до сего бросал он дале меты.
Он кроется от всех и любит быть один,
Как крылся до сего Фетиды нимфы сын,
15 Боясь, одежда чтоб нему не изменила,
И пол, и род его чтоб грекам не открыла,
И не прину́дила, обиду мстя спартан,
Идти и поражать свирепых лициян.

Тучков А. С., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 59.

Ода VII. Укоряет Лидию за то, что она любвию своей развращает младого римлянина.


Ст. 9. Масло борцов. Борцы, или гладиаторы, боролись в древности нагие и намазывали тело свое маслом, чтоб нельзя было плотно ухватиться.

Ст. 11. Кружок железный; оный бросаем был с особливым искусством. Игра сия была весьма употребительна в Риме.

Ст. 14. Фетиды сын. Ахиллес, когда он был у царя Ликодема на острове Скиросе в женской одежде.

Ст. 18. Под именем лициян разумеет Гораций троян.


carm. i ix vides ut alta stet nive candidum...


Белеет под глубоким снегом
Горы Соракты верх крутой;
Бурливых вихрей страшным бегом
Отъят природы всей покой.

5 Пушистый иней отягчает
И давит ветви вниз древес;
Лед хладный реки покрывает;
От диких свистов стонет лес.

Во дни, приятности лишенны,
10 Чтоб лютость хлада удалить
И мысли, скукой отягченны, 
Вели огонь ты разложить.

Вина бутылка мысль спокоит,
Его ты в скуке не жалей.
15 Какую участь небо строит 
Ты будь всегда доволен ей.

Коль властию своею боги
Замолкнуть ветрам повелят,
И их борьбы и беги строги,
20 На бурном море укротят 

Престанут ими колебаться
Вершины гордые древес,
И дни спокойны появя́тся 
Дражайший щедрых дар небес.

25 Ты будущим не сокрушайся,
И дней забудь противных вид;
Но каждым в жизни утешайся,
Что счастие тебе дарит.

Меж тем как в полном жизни цвете
30 Далёко старость от тебя,
Живи ты веселясь на свете,
Беседы чистых муз любя.

Люби общественны гулянья,
И поле Марса посещай;
35 Вечерни тайные свиданья
К отраде чувств не пропускай.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 6061.

Ода VIII. К Талиарху. Советует ему весело проводить зиму.


Ст. 2. Соракта, гора при реке Тибр, недалеко от Рима; ныне называется оная горою Св. Сильвестра.


carm. i x mercuri, facunde nepos atlantis...


Тебя, Меркурий, воспеваю!
О ты, Атлантов славный внук!
Твое витийство прославляю,
Источника драгих наук!

5 Рождает лира нам забавы;
Но первый ты ее открыл,
Людей жестоки прежни нравы
И варварство ты ей смягчил.

Ты власть Юпитера внушаешь,
10 Виновник общий всех похвал;
Приятной хитростью скрываешь,
Все то, что б ты ни пожелал.

Когда-то, в юны твои ле́та,
Разгоряченный Феб тобой
15 Стремил жестокость всю навета,
И гнев тебе являл он свой,

Чтоб ты отмщенья устрашился
И мог телиц его отдать;
В то ж время лук его сокрылся 
20 Не мог он смеха удержать.

Приям, обремененный златом,
И предводим тобой в пути,
Владея осажденным градом
Предпринял к грекам в стан идти.

25 С тобой он обманул Атридов,
Огни и стражу их прошел!
Среди ночных ужасных видов
Отраду в горести нашел.

Ты ду́ши праведных вселяешь
30 В жилище ро́скошных полей,
Златою ветвью провождаешь
Ты легкие стада теней.

Любим всегда богами неба,
Любим и божеством земным,
35 Богами Ада, тьмой Эреба,
И смертными на свете чтим!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 6263.

Ода IX. Гимн Меркурию.


Ст. 25. Атридами называет Гомер Агамемнона и Менелая, сынов аргосского царя Атрея.


carm. i xi tu ne quaesieris, scire nefas, quem mihi, quem tibi...


Не ищи познать судьбины,
О любезный Левконой!
То, что смертный ни единый
В век не должен ведать свой.

5 К вавилонским исчисленьям
Для того не прибегай;
Покорясь судеб веленьям
Воле их себя вручай.

Боги что определяют
10 Мне, тебе, твоим друзьям 
Смертные того не знают;
Поручи себя богам.

Зри, Юпитер покрывает
Облаками небеса,
15 И борей, ярясь, ломает
С страшным ревом древеса.

Хлад зимы жестокий зрится,
Покрывает снег луга;
Море плещет и мутится,
20 Бьет со стоном в берега.

Что Зевес предполагает 
Нам почто о том тужить,
Многи ли приготовляет
Лета нам на свете жить?

25 Иль зима сия сурова
Есть последняя для нас?
Не жалей вина драгого,
Будь спокоен всякий час.

Между тем, как я с тобою
30 Собеседую о сем,
Время быстрою стрелою
Мчится по пути своем.

Днем счастливым утешайся,
Скуку, грусть позабывай;
35 Дням грядущим не вверяйся;
Но в веселье пребывай.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 6465.

Ода X. К Левконою. Надлежит утешаться настоящим не проникая в будущее.


Ст. 5. Вавилоняне больше других народов упражнялись в астрологии и прочих гадательных науках.


carm. i xii quem virum aut heroa lyra vel acri...


Кого, о Муза, из героев
Или́ из смертных воспоешь?
Среди небесной лиры строев
Кого хвалами вознесешь?
5 Чье имя гор верхи тенисты,
Струи гремящи Пинда чисты,
Чье имя будут прославлять?
Чье имя Гемуса пределы,
Чье имя Геликон веселый
10 В восторге будут повторять?

Крутые Гемуса вершины,
И камни коего толпой
Спешили с мест своих в долины,
Услыша лиры звук златой,
15 Орфея пенью покорялись 
Пред коим бури укрощались,
И дубы, чувственность прияв,
Текли за ним вослед с весельем,
И дики звери с изумленьем
20 Позабывали лютый нрав.

Откуда песнь начать прилично?
Кого в начале восхвалить?
Юпитера! Его обычно
Должны все люди возносить,
25 Богов всевышнего владыку 
Его могуществу велику
Весь мир пространный покорен!
Владеет морем и землями,
Луной, и солнцем, и звездами,
30 Чредой господствует времен.

Живущего в небесном своде,
Которого сильнее нет,
Нет равного ему в природе,
Подобного не у́зрит свет!
35 По нем Палладу почитая
И в громких песнях возглашая,
Я Бахуса воспомяну,
Его победы я прославлю;
Богиню в славе я представлю,
40 Зверям творящую войну!

Я Феба стрел златых победы
И с ним Алкида воспою;
И вы, сыны прекрасной Леды,
Хвалу услышите мою!
45 Один в ристанье вихрю равен,
Другой  в единоборстве славен;
Едва их кроткая звезда
Прострет сиянья позлащенны 
Ужасным страхом пораженны,
50 Ликуют на́ море суда.

Кипящи волны упадают,
Коль в небе луч ее блеснет;
Верхи каме́нны обнажают,
В пещеру буйный ветр уйдет,
55 Угрюмы тучи разлетятся,
В долины горы превратятся,
И шум умолкнет на вода́х,
Рассеется седая пена 
Сия счастливая премена
60 Прогонит в мореходцах страх.

Воспеть ли знаки мне державы
И власть Тарквиния почтить,
Иль Ромула гремящей славы
Успехи дивны возвестить?
65 Иль Нумы кротки дни прославить?
Иль смерть геройскую представить
Катона, мужества в пример?
Внимая римлян всех желанье,
Представлю Скавросов сиянье,
70 Превыше всех прославя мер!

Воспойте Регула со мною,
Возвыся, Музы, светлый глас!
Эмилия взнося хвалою,
Представьте тот ужасный час,
75 Когда победа Аннибала
В нем столько дух восколебала,
Что, славы зря своей урон
И храбрых римлян пораженье,
Не мог снести уничтоженье,
80 И жизнь свою окончил он.

Внемли, о Курий, глас усердный,
Камилл, Фабриций, песнь мою!
О мужи, коих души тверды,
Прославя бодрственность свою,
85 Попрали роскошь и забавы;
Среди побед, средь громкой славы,
Средь хижин, в поле за сохой,
Убожество претерпевая,
О благе общем помышляя,
90 К нему весь дух стремили свой.

Как юно древо возрастает,
Цветет при токах быстрых вод,
Так дух Марцелия сияет,
Его потомков поздний род;
95 Как солнце блещет пред звездами,
Так доблестей его лучами
Июлия украшен дом;
Пред всеми выше в славе зрится,
Везде как молния стремится
100 Доброт и дел великих гром!

Сатурнов сын громодержавный,
Хранитель смертных и отец!
Ты, коему победы славны,
Крепят небесных сил венец!
105 Судьба тебе препоручила
Твоей чтоб власти страшна сила
Блюла дни Августа собой!
Пребудь владыкой первым в мире,
Да Август, царствуя в порфире,
110 Владеет светом под тобой!

Хоть Август в славе к колеснице
Парфян и церов прикует,
И, лавр держа в своей деснице,
Индийцев в узах приведет,
115 Хотя везде пребудет славен 
В величии не будет равен
Тебе, который небеса
Ужасным громом потрясает,
За нечестивость устремляет
120 Перун в священные леса!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 6670.

Ода XI. Воспев богов и героев, соплетает похвалы Августу.


Ст. 9. Гелиус. Гора во Фракии, посвященная Музам. Фракия называется ныне Румелия, и горы оной  Балканами.

Ст. 43. Сыны Леды. Кастор и Поллюкс.

Ст. 69. Скавросы. Боги римлян, оказавшие великие благодеяния народу.


carm. i xiv o navis, referent in mare te novi...


Корабль несчастливый! Куда стремишься ты?
Иль буря новая влечет тебя с собою
В ужасные валы, иль пагубны мечты
Объемлют кормщика, владеюща тобою?
5 Останься, укрепись
Ты к пристани безбедной,
Предать себя страшись
Свирепству бури вредной!

Надежных вервей нет, без них неможно стать
10 Против усилия бореев разъяренных!
Нет бога для тебя, к кому б ты мог воззвать
В твоих опасностях и ужасах вседневных.
Зри крепи все свои,
И мачты поврежденны,
15 Все паруса твои
И снасти разоренны!

Из славных исходя понтийских ты лесов,
Породою своей тщеславишься напрасно.
Блестящи статуи спокоят ли пловцов,
20 Когда беды́ грозят и гибели всечасно?
Когда не хочешь быть
Игралищем пучины 
Страшись далёко плыть,
Блюдися злой судьбины!

25 Ты был любви моей и тщания предмет,
К тебе, корабль, стремил я мысль и попеченье;
А ныне грусть одна к тебе меня влечет,
И чувствую одно лишь только сожаленье.
Волнения страшись,
30 Зри  пропасти зияют,
Цикладских вод брегись 
Они напасть скрывают!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 7172.

Ода XII. К Республике. Изображает оную в виде корабля и предостерегает от возмущения.


Ст. 17. Понт, провинция Малой Азии; лес оной почитались наилучшими для корабельного строения.

Ст. 19. Говорит о позолоченных изображениях, которые обыкновенно вырезываются на кормах и носах корабельных, уподобляя их вельможам, не имеющим достоинств.

Ст. 31. Циклады, острова Эгейского моря.


carm. i xv pastor cum traheret per freta navibus...


Когда, любовию пылая,
Забыв закон, не знав стыда,
Парис супругу Менелая
Похитил на свои суда 
5 Собрав все ветры с бурна моря,
Нерей в пещеры заключил;
Тем страхи бед и лютость горя
Он хищнику предвозвестил.

Парис! Ты, страстью ослепленный,
10 Под знаками ужасных бед,
Везешь жену, быв ей плененный,
Но знай  вся Греция придет!
Придет за нею к Илиону,
Поклявшись твой разрушить брак,
15 Противный общему закону;
Горит отмщеньем воин всяк.

Я зрю в поту покрытых прахом
Героев, всадников, коней,
Несущих смерть с ужасным страхом
20 И пагубу стране твоей!
Уже готовит колесницу
Паллада, щит и твердый шлем,
И кровожаждущу десницу
Вооружает копием.

25 Вотще надежду полагаешь,
Вотще Венеры чтишь покров,
И тщетно руки упражняешь
На украшение власов!
Вотще на лире пред жена́ми
30 Ты песни страстные поешь,
И тщетно, оградясь стенами,
Спасения в чертогах ждешь.

Вотще их в мыслях поставляешь
Аякса быстрости предел;
35 Вотще в них скрыть себя желаешь
От пагубных критянских стрел!
Несчастный! Зри гоненье грозно,
Зри трепет свой и бледный страх!
Власы твои  увы!  но поздно
40 Погружены пребудут в прах!

Зри Нестора премудра славу!..
Уже Лаертов сын готов
Низринуть в прах твою державу.
Зри сильных множество полков!
45 Уже Тевсер неустрашимый,
Стелен, искусный вождь коней,
Своей рукой непобедимой
Теснят тебя в стране твоей!

Познаешь силу Мериона;
50 А здесь свирепый Диомид
Приямова паденье Трона
Свершить рукой своей спешит.
Отца храбрейший многократно,
Тебя он жаждет обрести.
55 Бежишь ты, счастье зря превратно,
Не можешь сил его снести!

Где храбрость, коей пред Еленой
Превозносил себя ты сам?
Так лютым страхом пораженный
60 Олень стремится по горам!
Увидя волка, оставляет
Приятну паству и луга,
Бежит! Куда? Он сам не знает,
Страшится сильного врага!

65 С героями Ахиллес прею
Троян судьбу остановит;
Но вскоре пламенной зарею
Грек Трою в пепел обратит!
Никто не свободит от плену
70 Троянских дев, троянских жен!
Увидим Трою разоренну
И трон Приямов сокрушен.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 7375.

Ода XIII. Предсказание Нерея о разрушении Трои. Некоторые думают, что сия ода содержит иносказательный смысл, и что Гораций под именем Париса и Елены представляет Антония и Клеопатру.


Ст. 6. Нерей, морской бог, почитаемый больше Нептуна; по словам Гезиода, он был сын Океана и Фетиды.

Ст. 42. Лаертов сын. Улисс, царь Итаки.

Ст. 46. Стелен. Спутник Диомидов, управлявший его колесницей.


carm. i xvi o matre pulcra filia pulcrior...


О дщерь, рожденная от матери прекрасной 
И матери своей прекрасней несравненно!
Всегда, всегда повелевать
Ты можешь са́тирой моею;
5 Определи<ть> ее в моря,
Или́ повергнуть в лютый пламень!

Ни исступления всеведущей Цибелы,
Ни победителя Пифея поощренье,
Когда он души жриц своих
10 В убежище своем священном
Колеблет страхом и мятет,
Ни Бахуса воспламененье,

Ни корибантами биемой меди звуки
С движеньем зависти и гнева не сравнятся.
15 Грозящий пагубою меч,
Моря шумящие и пламень
Его не могут удержать 
Вотще бы сам предстал Юпитер!

Когда из брения составил человека,
20 Вещают, Прометей премудростью своею,
От каждого он зверя взял
К его составу по частице,
А в сердце смертного вложил
Он силу львиного свирепства.

25 Гнев был причиною несчастия Тиеста 
Великолепные повержены им грады!
И победитель плуг влачил
По тем местам, где возвышались
Огромны здания врагов
30 И славные твердыней стены.

Прошу тебя  смягчи, смягчи ты лютость гнева;
Я сам его познал в дни юности цветущей.
И он меня вооружил
Разительным и сильным ямбом!
35 Смягчилось сердце наконец,
И гнев не столько мной владеет.

Равно и ты умерь сердечное волненье;
Все то, что я писал, теперь опровергаю!
Я все забвению предам,
40 Лишь только б ты меня простила,
Умерила свой строгий гнев
И возвратила прежню милость.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 7678.

Ода XIV. Просит прощения у Тиндариссы за то, что писал против нее.


Ст. 8. Говорит о Аполлоне и дельфском его прорицателе, в котором жрицы, приходя в исступление или бешенство, давали ответы на предлагаемые вопросы.

Ст. 13. Корибанты, жрецы Цибелы, отправлявшие празднование ее с ужасным воплем, барабанным стуком и биением копей по медным щитам, оплакивая смерть Адониса.

Ст. 27. Славянское слово разорять кажется мне происходящим от слова разорать, или распахать. Древние как наши, так и других народов победители, разруша неприятельский город, вспахивали это место, на коем находились стены оного, и сеяли пшеницу.


carm. i xvii velox amoenum saepe lucretilem...


Бог Фавн нередко оставляет
Верхи его Лицейских гор,
И Лукрети́лу посещает,
Являя в ней веселый взор,

5 Где он стада мои от зноя,
От ветров и дождей хранит,
Свирели нежныя игрою
Долины и поля живит,

Когда он эхо меж горами
10 Возбу́дит, и среди лесов
Младые овцы с матерями
Без бед пасутся средь кустов 

Ни волки их не устрашают,
Ни ядовитость лютых змей.
15 Так Тиндариса! Боги знают
И любят лиры звук моей.

Стихи мои бессмертным внятны,
Они мне здесь благотворят;
Им жертвы малые приятны,
20 Что от усердия горят.

Приди! Уж сельское приятство
Тебя в долинах мирных ждет;
Природа нежность и богатство
Для нас с обилием прольет.

25 Не будешь слышать вихрей стона,
И там не досягает зной;
На лире там Анакреона
Я вместе воспою с тобой

Любовь Цирцеи и стенанья,
30 И верной Пенелопы страсть;
Утехи, радость, воздыханья,
Забавы, нежность и напасть.

Лезбийской влагой прохлаждаться
Ты будешь где журчит ручей;
35 И Бахус с Марсом там сражаться
Не будет в ярости своей,

Но весел, мил, без принужденья
Прольет умеренно вино;
Приятство должного почтенья
40 Пребудет там сохранено.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 7880.

Ода XV. К Тиндарисе. Приглашает ее в свой загородный дом.


Ст. 3. Лукретила. Гора в земле сабинской, неподалеку от владения Горациева.

Ст. 33. Остров Лесбос. Смот. VI оды 4 примечание. Сей остров доставлял весьма приятное вино.


carm. i xviii nullam, vare, sacra vite prius severis arborem...


Не насаждай иных плодов,
О Варус, в тивольских долинах;
Пусть при Катиловых твердынях
При виде стен, глубоких рвов
5 Мы зрим едины винограды;
Болезни, скорби и досады
Определили боги тем,
Которы дар их презирают,
Драгим не пользуясь питьем,
10 Его приятности не знают.

Вино лишает нас забот,
И кто, напившися довольно,
Роптать возможет своевольно
Проти́в источника щедрот?
15 Труды военны презирает,
Убогу жизнь не проклинает
Душа, веселием полна!
Смеется плачущих примеру,
Поет тебя, о бог вина,
20 И матерь прелестей Венеру!

Но да блюдемся нарушать
Пределы разума сколь можно.
Кто пьет вино неосторожно 
Тот может все беды́ познать.
25 Теперь представим древность видов 
Война кентавров и лапидов
Воспламенилась от вина!
Гнев бога Оргия познала
Тогда фракийская страна,
30 Как в буйстве свой закон попрала.

О, бог полезнейших плодов!
Да буду я всегда умерен,
Любви и дружбы в тайнах верен,
Не ставя в зло твоих даров.
35 Да свету то я не открою,
Покрыто что глубокой тьмою
И что от солнечных лучей
Должно под листием скрываться;
Но ты щедротою своей
40 Без бед позволь мне наслаждаться!

Молчанье положи труба́м,
Тимпанов звуку, шуму хо́ров,
Слепую гордость, тьму раздоров
Которые рождают нам.
45 И самолюбие пустое
Отринь, оставя нас в покое,
А с ним нескромность, корень зла,
Беды́ родящу чрезвычайны 
Она прозрачнее стекла,
50 Важнейши открывает тайны.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 7880.

Ода XVI. К Варусу. Умеренное употребление вина возбуждает разум, излишнее же рождает ссоры.


Ст. 3. Первый замок в Тиволи построен был двумя братьями Тибуром и Катилой.

Ст. 28. Оргиями назывались празднества, отправляемые в честь Бахуса, которого от оных называли иногда Оргием.


carm. i xx vile potabis modicis sabinum...


О Меценат! Коль посещеньем
Мой удостоишь скудный дом 
Как чтить тебя мне угощеньем?
Каким избраннейшим столом?

5 Роскошных яств, вина драгого
Не у́зришь в доме у меня;
Кроме́ сабинского, иного
Ты в нем не будешь пить вина.

И в том излишества не будет;
10 Но знай, какое то вино 
Того Рим вечно не забудет,
Как, славою возвещено,

С рукоплесканьем повторялось
В театре имя Меценат!
15 С весельем эхо отзывалось,
И твой отечественный град,

Наполнен им, блистал повсюду,
Народ в веселье пребывал!
В тот день я в гречески сосуды
20 Вино сие сам разливал.

В твоих чертогах позлащенных
Мы пьем цекубу и кале;
Ты кроме вин здесь порожденных
Не у́зришь на моем столе.

25 Чем усладить вино  не знаю, 
Рожденное в саду моем?
Формийских вин я не сбираю,
Фалерна не родится в нем.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 8283.

Ода XVII. К Меценату. Извиняется в посредственности своего вина.


Ст. 7. Дача Горациева была в земле сабинской.

Ст. 19. Греческие сосуды, или кувшины, сделанные из глины, почитались лучшими для хранения вина.

Ст. 22. Цекуба и кале; так назывались лучшие вина в Риме.

Ст. 27. Формия, или Мао; небольшой город в королевстве Неапольском недалеко от Гаеты; славился хорошим вином.

Ст. 28. Фалерна; так называлось лучшее вино в Кампании, и в особенности собиралось на горе Массико близ Тиано. Массиканское вино и ныне почитается одним из лучших.


carm. i xxi dianam tenerae dicite virgines...


Взносите, хоры дев прекрасных,
Диану в гласах вы своих;
И Феба в пениях согласных
Хвали, сонм юношей младых.

5 Латону, чтимую богами,
Котору возлюбил Зевес,
О девы, ныне похвалами
Превозносите до небес.

И ту, что при струя́х прозрачных
10 Алгиды хладной на холмах,
Забавы ищет в рощах злачных,
Стремясь с колчаном на плечах;

Иль Эриманта верх тенистый
Любя, там хочет пребывать,
15 Иль Крагских гор округи чисты
Желает часто посещать.

А вы, о юноши, хвалите
Страны́ Фессалий паче всех,
И равномерно возносите
20 Божественный Дельфо́са брег.

Вы сим почтете Аполлона,
Он внемлет ваш усердный глас;
Сиянье Августова трона
Он сохранит, защи́тит вас;

25 Спасет от бед, напастей многих,
И пламень брани погасит;
Войну, печаль несчастий строгих
К британцам, к персам устремит.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 8485.

Ода XVIII. Юношество римское поет хвалы Диане и Аполлону.


Ст. 10. Алгида, Эримант, Краг; горы в Италии и Аркадии, посвященные Диане.


carm. i xxii integer vitae scelerisque purus...


Кто правду в свете сохраняет
И ненавидит злобных дел 
К защите тот не запасает
Ни копий, ни мечей, ни стрел;

5 Хотя б он был в песках ливийских,
Или́ Кавказа на верхах,
Иль в дальних тех странах индийских,
Шумит Гидасп где в берегах...

В сабинских рощах прохлаждаясь,
10 Гулял в вечерние часы,
И, скуки тамо удаляясь,
Я пел Лалагии красы.

Внезапно страшный волк явился,
В зеленых зря меня кустах;
15 Он безоружна устрашился
И скрыл себя в крутых гора́х.

В апульских знойнейших долинах
Не зрелся зверь еще таков,
Ни в жарких Юбиных равнинах,
20 Рождающих свирепых львов.

Пусть буду я в покрытой льдами,
Снегами вечными стране,
Под хладными где облаками
Лишь зрятся инеи одне;

25 Пусть буду там, где зной ужасный
Бесплодны степи жжет собой 
Всегда утехи взор прекрасный
Мне даст Лалагии драгой.

Тучков А. С., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 8586.

Ода XIX. К Фуску. Невинность и добродетель ничего не страшатся.


Ст. 5. Ливия; см. I оды примечание 2.

Ст. 6. Кавказ; горы, лежащие между Черным и Каспийским морем.

Ст. 17. Апулия; ныне Пуцилле, область неапольская.

Ст. 19. Царство Юбы; в Мавритании, что в Африке.


carm. i xxiv quis desiderio sit pudor aut modus...


Не стыдно слезы лить, не стыдно сокрушаться!
И может ли печаль в пределах удержаться?
Столь мудрый человек свой славный век скончал!
О муза, коей бог богов всю нежность дал
5 Небесну прелесть лир приятства несравненна, 
Внуши печальну песнь, внуши мне, Мельпомена!

Свершилось все, скончал Квинтилий жизни труд!
Честь, верность, истина во веки не найдут
Другого, кто б ему возмог быть в чувствах равен;
10 Его кончина всех сердца должна разить;
А ты, Виргилий, быв с ним дружбой в свете славен,
Колико горьких слез ты должен днесь пролить!

Но тщетно горестью ты дух свой сокрушаешь.
Вотще с молением к бессмертным прибегаешь,
15 Прося Юпитера, чтоб друга возвратил 
Кой жизнь свою тебе навеки посвятил!
Хоть звуки б струн твоих приятнее тех были,
Что ду́бы по следам Орфеевым водили!

Твой глас, нежнейший глас ту тень не возвратит,
20 Эрми́й которую меж мертвыми хранит,
И кою Стиксовы деля́т от нас потоки!
Признаюсь, истины сии, мой друг, жестоки;
Но вспомни, что хотя нам дух печали дан,
Терпение мягчит болезнь сердечных ран!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 8788.

Ода XX. К Виргилию. О смерти Квинтилия.


Ст. 20. Эрмий, Гермес или Меркурий.


carm. i xxvi musis amicus tristitiam et metus...


Доколь любим пребуду вами,
О музы, в жизни я моей 
Заботы, грусть, тоску с бедами
Предам волнению морей;

5 Пусть ветр их по вода́м рассеет,
Не допустя пристать к брегам.
Кто царь, что в севере владеет
И коего трепещут там?

Что Тиридата возмущает
10 И что его причиной бед?
Мой дух познать то не желает,
Мне в том ни малой ну́жды нет.

О муза! Мать забав прекрасных,
Любящая в тени лесов,
15 При шуме быстрых вод и ясных,
Плести вязанки из цветов, 

Сплети ты Ламию драгому,
Сплети венец, кой смертных льстит;
Кому сие, кому другому,
20 Как не тебе, принадлежит?

Ты можешь, прелестьми владея,
С сестрами глас свой съединить;
Взяв лиру звучную Алцея,
Его бессмертием почтить.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 8990.

Ст. 9. Тиридат; царь парфянский, низверженный с престола Фраатом в 724 году от построения Рима.

Ст. 23. Алцей; лирический стихотворец.


carm. i xxvii natis in usum laetitiae scyphis...


Бутылки, рюмки и стаканы
Устроены лишь для забав.
Фраки́яне, напившись пьяны,
В пирах являют грубый нрав;

5 А вам пристало ль ими драться,
О вы, любезные друзья?
Пусть варварские истребятся
Обычаи среди питья.

Положим Бахусу границы!
10 Будь вежлив он средь пиршества́.
Подобны ль мидянов гробницы
Свечам веселым торжества?

Раздоры, крики, шум прервите,
Друзья, пирующи в гостях;
15 Сидите смирно, говорите
Опе́ршись на своих локтях.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 90.

Ода XXII. К друзьям. Не ссорьтесь за столом.


Ст. 11. Мидяне при поминках на могилах родственников своих царапали и разбивали себе лица до крови.


carm. i xxviii te maris et terrae numeroque carentis harenae...


Кормщик. О ты, что измерял моря, земель пространство,
Мог зерна счесть песков, погод непостоянство!
Зри ныне, Архита́с, себя на сих брегах
Без погребения лежаща на песках!
5 Не тщетно ль пролетал твой ум верхи небесны,
Миры их измерял и связи их чудесны?
Ты смерти не возмог своей тем отвратить!
Архитас. Тантал не мог себя от ней предохранить,
Хотя он славился бессмертных угощеньем;
10 Ее жестокостью и лютым дерзновеньем
Авроры нежныя супруг не пощажен;
Ниже́ Мино́с, кой был с превыше просвещен,
Юпитер коему небесны вверил тайны.
Пантуев сын снишел двукрат в страны́ печальны,
15 Где Стикс валы влечет и царствует Плутон, 
Хоть тщился утверждать, что телом только он
Дань смерти отдает; а дней своих начало
Он числил прежде тех, когда существовало
Владение троян и цел Приямов дом,
20 Стараясь доказать он древним то щитом,
Который сорван был им в капище Юноны.
В сей части может он природные законы
Тебе ясней меня собою доказать;
А мы все суждены тьму вечну населять.
25 Млады и старые спешат в ее долины,
Никто не избежит жестокой Прозерпины.
В адриатически валы свирепством бурь
Я ввержен, как, затмясь, небесная лазурь
Сокрыла от очей сиянье Ориона.
30 Прошу тебя  сверши обязанность закона,
Трони́ся жалостью, исполни что реку,
И в зернах нескольких не откажи песку
Для тела моего, лишенна погребенья.
Я буду воссылать усердные моленья;
35 И ветры, и моря потщуся я молить 
Да будут плаванье они твое хранить,
Да тяжкие Эол наложит бурям узы,
Да ярость устремит их на леса Венузы,
Да благость ниспошлют от волн и от небес
40 Защитники Тарент, Нептун и сам Зевес.
Но что? Я зрю  мои ты просьбы отвергаешь,
Пренебрегая грех, о коем уповаешь,
Что пагубен тебе не может оный быть,
И разве лишь твоим потомкам боги мстить
45 За варварство твое и за презренье будут.
Нет, боги клятв моих, конечно, не забудут;
Пошлют правдиву казнь немедля на тебя,
И жертвой ни какой ты не спасешь себя.
То, что я у тебя прошу в словах моленья,
50 Не требует трудов, ни время продолженья;
Трикраты кинувши песку на хладну грудь,
С благословением спеши в желанный путь.

Тучков С. А,, «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 9193.

Ода XXIII. Архитас, философ города Тарента, разговаривает по смерти с кормщиком о необходимости оной и просит сделать погребение его телу.


Архитас принял Пифагорову секту и учение, процветал за 408 лет до Р.Х.; был весьма искусен в геометрии и механике. Говорят, будто бы он изобрел винт и сделал голубя, который летал посредством пружин.

Ст. 14. Пантуев сын. Пифагор, принесший к грекам систему преселения душ, которую доказывал самим собою. «Я был до сего,  говорил он,  Евфорбий, сын Пантуев, и находился при осаде Трои. Вот мой щит, который я узнал в капище Юнонином». Гораций в сей оде смеется учению Пифагора и Архитаса.

Ст. 29. Орион, сын Нептуна и Евриалы. Был весьма искусен в астрономии и мореплавании; также великий охотник до звериной ловли, чем наслаждается и по смерти в полях Елисейских. Он превращен в созвездие, восхождение и захождение которого всегда сопутствуемо бурями.

Ст. 38. Венуза, или Веноза. Древний город в Италии.


carm. i xxix icci, beatis nunc arabum invides...


Что вижу? Иссий, ты! Ты зришь завистным оком
На злато Африки, и в рвении жестоком
Готовишь ужас битв царю сабейских стран,
Оковы возложить идешь на фракия́н!

5 Какая варварка прекрасная, младая
Невольницей твоей пребудет, воздыхая
Лишь о возлюбленном потоки слез своем,
Ты коего пронзишь безжалостно мечом?

Какой младой герой, искусно наученный
10 Метанью легких стрел, тобой в бою плененный,
Предстанет пред тебя, с избраннейшим вином,
Когда ты будешь пить за ро́скошным столом?

Возможно ль не сказать, что с гор шумящи воды
К вершинам могут течь, презря закон природы,
15 Что Тибр к источнику волненье устремит 
Когда тебя прельстил меч острый, твердый щит?

Ты книг Панетия бежишь, пленясь войною,
Сократа правила презренны уж тобою;
Ты, кой неложный блеск надежды всем являл,
20 Собрание наук на латы променял.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 9495.

Ода XXIV. К Иссию. Смеется над ним, что он, оставя философию, принялся за оружие.


Ст. 3. Сабейская страна; часть Счастливой Аравии.

Ст. 17. Панетий; греческий философ стоической секты из острова Родоса; процветал за 150 лет до Р.I.Х., учился в Афинах, где была знатная стоическая школа; там прославился он до того, что афиняне предложили ему достоинство их согражданина, от которого он однако ж отказался, не желая обидеть тем своих соотечественников, и отвечал афинянам, что для него довольно одного отечества. Скоро имя его сделалось известным в Риме, куда приехав, обрел он общее уважение и доверенность. Знатнейшее римское юношество обратилось в его училище. Он был весьма дружен с Сципионом и сопутствовал ему во многих его походах.


carm. i xxx o venus regina cnidi paphique...


Царица Книдий и Пафоса,
Любящая приятв цветы, 
Не в Кипр, не на брега Лесбоса
Явись в своем сияньи ты.

5 Тебя Глицера призывает
В ее веселые места,
Усердны жертвы возжигает 
Твоя да снидет красота.

В ее жилище да явятся
10 Утехи, Грации, любовь 
Что вслед тебе всегда теснятся 
Дриады, нимфы гор, лесов,

Меркурий, гении, забавы,
Красы природы, тьма богатств!
15 Они, твоей не видя славы,
Своих лишаются приятств.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 9596.

Ода XXV. К Венере. Призывает ее к жертвам, приносимым Глицерой.


Ст. 1. Книд; город в Малой Карии, где был знаменитый храм Венеры, в коем находилась славная Праксителева статуя, изображающая сию богиню.

Ст. 1. Пафос; небольшой город, посвященный Венере на острове Кипр, ныне называется Биффи.


carm. i xxxi quid dedicatum poscit apollinem...


Когда храм новый посвящает
Тебе, великий Аполлон, 
Что просит у тебя пиита
В моленьях искренних своих?

5 Нет, жатв сардинских он не просит,
Ниже́ калабрских тучных паств,
Ни злата, ни слоновой кости,
Чем Индия всегда славна.

Ни тех земель благополучных,
10 Покрытых мягкою травой,
Где Лирис меж брегов зеленых
Струи́ в молчании влечет.

Пусть собирают винограды
И пьют калейское вино;
15 Того природа награждает,
Кому сие принадлежит.

Пускай купец среди богатства
Из позлащенных кубков пьет
Вино, он кои за товары
20 В страна́х далеких получил.

Конечно, он любим богами,
Когда безбедно каждый год
Раз несколько переплывает
Он атлантически валы.

25 Но я лесной доволен мальвой,
Оливами, что здесь растут,
Плодами дикими простыми;
Вот все, что в жизни я прошу 

О сын Латоны светозарный!
30 Да будет благо то со мной,
Чтоб мог я здравьем наслаждаться
Всегдашней чистотой ума;

Избавлен бед лишиться звука
Приятной лиры твоея,
35 Иль в дряхлой старости несносной
Влачить без пользы жизнь мою.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 9697.

Ода XXVI. К Аполлону. Не богатства просят у него стихотворцы.


Ст. 11. Лирис, Кариллан, или Кланус; река в Неаполе, которая разделяет землю лабурскую от Кампании, истекает из Аретузы и впадает в море Тосканское.


carm. i xxxii poscimus, si quid vacui sub umbra...


Коль я в тени древесной,
Отвергнув суеты,
На лире Муз прелестной
Бряцал свои мечты,

5 Иль песенки простые,
Что год не проживут,
Забав часы драгие
Приемля легкий труд, 

Тебя я заклинаю,
10 О Лира, мне внимать,
И что воображаю 
То верно повторять.

Лесбо́са житель первый,
Тобою кой владел,
15 И мерой гласа верной
Богов и смертных пел;

Хотя любил сраженья,
Оружье почитал,
И бури, и волненья
20 Морей пренебрегал,

После́ военна грома,
Иль в пристань уклонясь,
Позвал он Купидона,
В восторге веселясь,

25 Он славил вас, о Музы!
Венеру, Вакха чтил,
Иль роз сплетенны узы
На лире возносил;

Лицеи нежны взгляды
30 И черные власы,
Любви драгой отрады
И прелесть, и красы.

О Лира, ты средь неба
Являешь блеск златой,
35 И украшает Феба
Владеюща тобой.

Ты роскошь составляешь
Зевесовых пиров,
Приятством услаждаешь
40 Героев и богов.

О, чувств моих отрада!
Внемли ты голос мой 
Будь мне трудов награда,
Дай слышать звук драгой!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 9899.

Ода XXVII. К лире.


Ст. 16. Говорит об Альцее, стихотворце греческом.


carm. i xxxiv parcus deorum cultor et infrequens...


Преступник! Я не чтил богов,
И философии опасной
Носил все тягости грехов 
Отступник истины несчастной!

5 Я редко жертвы возжигал,
Но ныне паки преклоняюсь
К бессмертным, коих забывал;
На путь правдивый обращаюсь.

Ах! Правда, огненной чертой
10 Юпитер небо разделяет,
На колеснице громовой
Между́ угрюмых туч летает.

Ее ужасный стук колес
Колеблет пропасти подземны;
15 Дрожит земля и твердь небес,
И адские пещеры темны.

Так, точно может божество
Всегда судьбами смертных править,
Низринуть сильных торжество,
20 И в славу бедного восставить.

Так, счастие в игра́х своих
Венцы царей земных срывает
И возлагает на других 
Когда никто сего не чает.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 100101.

Ода XXVIII. Притворствует в почтении богов.


carm. i xxxv o diva, gratum quae regis antium...


О ты, что в Антиме хвалами
И жертвой чтима каждый час!
Богиня счастья! Ты игра́ми
Своими удивляешь нас.

5 Обряд плачевный погребенья
Ты можешь в радость претворить,
И смертного во тьме презренья
Возможешь славой озарить.

Тебя, владеющу морями,
10 Пловцы с усердием зовут;
Сел тихих жители мольбами
Среди лесов и хижин чтут.

Бродящий скиф и дак убогий,
Латинов храбрых гордый род,
15 Твоей трепещут власти строгой
Вельможи, грады и народ.

Тебя властители Вселенной
Страшатся средь богатств своих;
Каменья, пурпур златошвенный
20 Не могут успокоить их.

Боятся, чтоб рукой незримой
Ты их не опровергла власть,
И чтоб народ неукротимый
Не и́збрал бы другую часть,

25 Чтоб граждан мирных не восставил
Он противу самих царей,
Чтоб иго рабства не оставил
И тьмой не возгремел мечей.

Предходит бедность пред тобою,
30 И все призна́ки тяжких бед
Своей железною рукою
Необходимость с ней несет.

Тебе последует надежда
И вера по твоим стопам;
35 Богинь сих белая одежда
Мечтается нередко нам.

Сама нередко добродетель
Соединяется с тобой;
Убогий, воин, царь, владетель 
40 Все чтут закон, богиня, твой.

Когда ж ты черные одежды
Возложишь в гневе на себя 
Тех оросишь слезами вежды,
Что уповают на тебя.

45 Могучею своей рукою
Затмишь сияющи венцы;
Тогда, плененные тобою,
От них сокроются льстецы.

Сокроются друзья неверны,
50 Когда возьмешь ты оборот,
И в страхе лютом легковерный
Оставит их тогда народ.

О счастье, я к тебе взываю!
Блюди дни Августа и трон.
55 Тебе монарха поручаю;
Далекий путь предпринял он 

Проти́в британцев страшных ныне
На край Вселенной он идет;
Храни ты в сча́стливой судьбине
60 Всех, кто оружье с ним несет.

На брег идущих Черна моря,
Во шлемах блещущих своих,
Храни от бед и люта горя
Преславных воинов младых.

65 Увы, сколь мы должны стыдиться
Грехов, раздоров, наших ран!
Еще везде по стогнам зрится
Кровь наших братий, согражда́н.

На все преступники дерзали
70 Среди ужасных оных дней;
К богам почтенье отвергали,
Забвен был стыд и страх властей.

Который жертвенник остался
Рукою нашей пощажен?
75 Где дом, который бы считался
В раздор вражды не погружен?

Богиня, днесь внемли моленье,
Свой кроткий взор на нас простри;
Мечи арабов на пронзенье
80 И массагетов изостри.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 101104.

Ода XXIX. К богине счастия.


Ст. 1. Антим, или Антиум. Город в Кампании, в котором богиня счастия, или Фортуна, имела знаменитый храм.

Ст. 13. Скифами назывались древние народы, жившие в северной части Европы и Азии; так же рек Волги, Дона, Дуная и Днепра.

Ст. 13. Дак. Дация, нынешняя Трансильвания с соседственными землями.

Ст. 14. Латинов храбрый род. Разумеет о римлянах потому, что они по выходе своем из Трои соединились с латинским народом.

Ст. 58. Британию почитали древние северным пределом света.

Ст. 68. Упоминает о междоусобных бранях, бывших в Риме доколе Юлий Кесарь, а потом Август не утвердили себе вышнюю власть.


carm. i xxxvi et ture et fidibus iuvat...


Да воскурятся фимиамы
В благодарение судьбам 
И жертвы, мною обеща́нны,
Да принесу теперь богам.

5 Богам, Нумидия хранящим,
Я песни новы воспою 
Уже с усердием горящим
Он паки зрит страну свою;

С брегов гесперских возвратился,
10 Пребыв счастливо долго там.
Колико он в пути трудился,
Теперь объятия друзьям

С усердьем многим разделяет;
Всяк зрит в нем друга своего,
15 Но больше всех их получает
Любезный Ламий, друг его.

Они с ним в детстве обитали,
Наставник, книги их одни,
И вместе также восприяли
20 Одежду юношей они.

Да будет день сей днем блаженным,
Воспляшем мы и воспоем,
И в духе, радостью плененном,
Вино обильно излием.

25 Подайте листья, что сияют
Всегда зеленостью своей,
И роз, что чувства услаждают,
И белосре́бряных лиле́й.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 105106.

Ода XXX. Поздравляет Нумидия с возвращением из Гишпании.


Ст. 9. Гешперия, или Гишпания.

Ст. 20. В Риме было обыкновение, что каждый возраст имел свою собственную одежду. Перемена одежд возрастов производилась торжественно в храмах.


carm. i xxxvii nunc est bibendum, nunc pede libero...


Пейте, други, веселитесь,
Пеньем, пляской насладитесь;
Жертвой алтари богов
Да украсятся повсюду;
5 Грех коснуться нам сосуда
Было наших бы отцов
В дни счастливы той царицы,
Дерзостно грозящей всем
Рим и все его границы
10 Сокрушить своим мечем.

Дух тщетою услаждая,
Дерзким войском управляя,
В роскоши привыкшим быть,
В нем надежду полагала,
15 Капитолию желала
В прах и пепел обратить!
Но уже воспламенился
Флот ее от наших стрел,
И един лишь сохранился
20 Ей корабль к спасенью цел.

Видя гордости паденье,
Ищет, чтоб вином смущенье
Хоть на время укротить.
Тогда кесарь лавры новы
25 Пожиная, ей оковы
Устремился возложить.
Как за голубем летает
Ястреб, выше облаков,
Иль охотник поспешает
30 За зверьми среди снегов 

Тако он за ней стремится.
Но царица, коя зрится
Выше пола своего,
Зрит кинжал бесстрашным оком,
35 И в смущении жестоком
Не внимает ничего.
Не в страны далеки скрыться,
И не жизнь свою спасать,
Славной смертию гордится,
40 Ищет твердость показать,

Силу духа превосходну 
И мужам едва ли сродну!
Емлет лютую змею,
Смерть без страха призывает,
45 И свирепый яд впускает
В кровь кипящую свою 
Чтобы славу тем убавить
Римских воев навсегда,
И в оковах не представить
50 Душу горду никогда.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 106108.

Ода XXXI. К друзьям. Возбуждает их радоваться о смерти Клеопатры.


Клеопатра, царица Египетская, дочь Авлета; была любовницей Юлия Кесаря, а по смерти его  Антония, который из любви к ней развелся с женой своей Октавиею, сестрой Октавия, названного потом Августом. Сие, и властолюбие, произвело между ними войну. Клеопатра вооружила флот, состоявший из 500 кораблей, и захотела сама им начальствовать, соединя оный с флотом Антония, но оба сии флоты были побеждены Октавием при берегах Епирских, близ города Актиума за 31 год до Р.Х.; и когда вскоре после сего несчастия Антоний закололся, то и она лишилась жизни, дав себя ужалить змее, что произошло за 30 лет до Р.Х.

Ст. 6. Говорит о бочке, или кувшине вина, хранимом еще предками, увеличивая тем доброту оного, и что грешно бы было употребить его на какой-нибудь другой праздник.

Ст. 22. Царица Клеопатра столько же известна своею красотою и разумом, сколько роскошью и распутным поведением своим с Антонием.


carm. i xxxviii persicos odi, puer, adparatus...


Я персов роскошь презираю,
Мне их противна пестрота;
Избавь себя, тебе вещаю,
Отыскивать сии места,

5 Где розы поздни сохраняют;
Не требую таких венков,
В которых блеск свой разливают
Различных множество цветов.

Доволен миртой я простою,
10 Пусть украшает нас она;
Прилична мне она с тобою,
Прилична в кажды времена 

Тебе, когда повелеваю
Налить вино мне в кубок мой,
15 А мне  когда я воспеваю,
В восторге внемля лиры строй.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 108.

Ода XXXII. К своему слуге.


carm. ii i motum ex metello consule civicum...


Петь ужас битв междоусобных,
В Метелловы пылавши дни,
Явишь в сказаниях подробных,
Отколь рождались те огни;
5 Представить беспорядки многи,
Премены счастия людей,
Познать сокрытые дороги,
И связи пагубны вождей,

Расстройства страшные представить,
10 Оружие римля́н в крови,
Преступных трепетать заставить 
Есть труд великий в наши дни
И предприятие столь страшно,
Как путь там дерзко править свой,
15 Где пламя, люто и ужасно,
Скрывает вред свой под золой.

Оракул римлян и Сената,
Смягчающий несчастных стон;
Клевет гонитель и разврата,
20 О ты, великий Поллион!
Войной проти́в диммантов славной
Обрел ты ла́вровый венец!
Оставь трагедии печальной
Глагол, прелестнейший певец!

25 Концом великих дел гордяся,
Исполни то, что многи ждут;
В котурнах паки возносяся,
Приятный свой воспримешь труд.
Уже через тебя внимает
30 Наш слух трубы военный строй,
И блеск оружья поражает
Коней и всадников собой!

Я слышу глас вождей, героев,
Покрытых прахом на полях,
35 Я зрю победоносных воев,
Свирепство брани, лютость, страх!
Кроме́ великого Катона,
Я вижу в ужасе весь свет!
Не может сильная Юнона
40 Избавить Африку от бед!

Хотя все боги оставляют
Ее погибели своей,
Но гнев потомкам свой являют,
Преславных в свете тех мужей,
45 Ее которы устрашали.
Бедами некими влекут
Ко умноженью зол, печали
Югурте в жертву кровь их льют!

Какое поле не покажет
50 Чрез гробы зримые римля́н,
Какое море нам не скажет
Погибель наших согражда́н?
Поля, утесы гор, долины
Моря и воды быстрых рек,
55 Леса откроют и стремнины,
Где ток преступной крови тек!

Рекут Гесперии паденье,
И звук, достигший до парфян!
Грабительство и разоренье,
60 Струи́ кровавы, лютость ран!
Где место, кое бы спаслося
От дерзновенных хищных рук?
Везде оружие неслося,
Везде войны был слышен звук!

65 Оставь, о Муза, древность вида,
Забав своих не забывай,
Плачевны песни Симонида
В стихах моих не обновляй.
Тебе прохладные пещеры
70 Легчайши песни возродят,
Пусть только прелести Венеры
Забавы, игры в них гремят!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 111114.

Ода I. К Поллиону. Советует ему оставить на некоторое время трагедию и заняться сочинением повести о междоусобных бранях.


Ст. 21. Диманты. Народ, живший в Галлии, или нынешней Франции.

Ст. 27. Котурны. Так называлась обувь на высоких каблуках, увеличивающая рост человека, употребляемая действующими на театре лицами, наипаче в трагедиях, где должно было представить лица богов или героев.

Ст. 48. Югурта. Царь африканский, убитый на войне против римлян. Когда сии по причине междоусобиев принуждены были взять из Африки знатную часть войска своего, то аравы и прочие народы, напав на оставшихся тамо римлян, разбили и взяли много пленных, которых принесли в жертву на гробе царя их Югурты.

Ст. 67. Симонид. Лирический стихотворец; родился в Цеосе, что ныне Цеа, остров Егейского моря; процветал во время персидского царя Дария, сына Гистаспова, за 480 лет до Рожд. I.Х.; он был славен больше своими элегиями. Умер 98 лет от рождения. До нас достигли некоторые отрывки его сочинений, помещенные в издании под названием «Corpus Poetarum Groecorum», напечатанном в Женеве в 1606 и в 1614 годах.


carm. ii ii nullus argento color est avaris...


Саллустий, дух твой презирает
Богатство, скрытое скупым, 
Тот, кто умеренность в нем знает,
Один лишь тот владеет им.
5 Любовью к братиям известный,
И нежный в дружбе Прокулей
Воспримет похвалы нелестны
И вечну славу в жизни сей.

Кто жадность обуздать умеет,
10 Доволен жребием своим,
Тот бо́льшим счастием владеет 
Хотя бы Ливия за ним
И Кадикс во владенье были,
Хотя бы грады Карфаген
15 Его одни законы чтили 
Не будет больше он блажен.

Кто страждет водяной однажды,
Тот множит боль свою питьем 
Не утолит свирепой жажды,
20 Доколе в теле он своем
Иметь болезнь и воду будет,
Доколе их не истребит;
Терзаем скорбью он пребудет
И облегченья не узрит.

25 Кто добродетель почитает,
Не мыслит как народ простой,
Тот Фраате́са не считает
Блаженным средь богатств собой.
Хоть Кира трон себе в наследство
30 Сей смертный в жизни восприял,
Он зрит его всегдашне бедство,
И знает, сколь он духом мал.

Кто светом разума сияет,
Не терпит ложных тот имян;
35 Своим примером научает
Как чтить достоинства гражда́н,
Царя названье, власть высоку,
И справедливый лавр дарить
Тому, кто чужд всегда пороку
40 Без зависти богатства зрить.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 114116.

Ода II. К Саллустию. О употреблении богатства.


Ст. 6. Прокулей, римский кавалер и друг императора Августа, известен любовию своею к ближним. По смерти отца своего разделил он наследство на ровные части с двумя его братьями Муреном и Сципионом, которые потом во время междоусобных браней лишились всего; тогда разделил он имение свое еще на три доли и отдал две братьям. Плутарх повествует, что Антоний, умирая, говорил Клеопатре, что изо всех любимцев Августовых может она поверить жребий свой только одному Прокулею. В самом деле, по смерти Антония Август послал его, дабы привезти ее в живых, однако ж он в сем не успел.

Ст. 14. Разумеет о старой и новой Карфагене. Карфагена находилась на берегах африканских, неподалеку от того места, где ныне Тунис.

Ст. 7. Фраатес, или Фраат. Сего имени известны в истории четыре государя. I-й. Царь парфянский, умерший в 141 году до Рожд. I.Х. Сей был отличен только единою любовию к своим подданным; оставя по смерти малолетних детей, отказал он престол свой Митридату. II-й. Царствовал по смерти отца своего Митридата за 131 год до Рожд. I.Х.; воевал против Антиоха Сидета, царя сирского, и убит в сражении. III-й, проименованный богом. Наследовал отцу своему Синтрику в 66 году до Рожд. I.Х. Он взял в покровительство свое Тиграна, сына Тиграна, великого царя армянского, и отдал за него дочь свою. Спустя несколько <лет> вздумал он овладеть престолом отца своего зятя, но предприятие сие не удалося. Возвратясь в свои владения, был он убит от сынов своих Орода и Митридата, что последовало за 36 лет до Рожд. I.Х. IV-й. Объявлен был царем от отца своего еще при жизни оного, за 53 г. до Рожд. I.Х. Сей бесчеловечный сын не только умертвил всех своих братьев и отца своего Орода, с которым в начале разделял он власть, но даже сына своего  опасаясь, чтоб сей не похитил его владения. Он воевал против Марка Антония и принудил его отступить с потерей, и хотя вскоре потом свержен был с престола Тиридатом, но помощию скифов паки приобрел оный, наконец умер от яда за два года до Рожд. I.Х., быв отравлен по повелению Фраатеса. Кажется, что он нем-то упоминает Гораций в сей оде.


carm. ii iii aequam memento rebus in arduis...


Судьбы премену презирая,
Всегда умеренность храни.
В бедах тверд духом пребывая,
В счастливы равномерно дни

5 Блюдись излишнее веселье
И радость лестную вкушать 
Хотя б ты жил в бедах, в гоненье,
Иль мог бы время провождать

Средь роскоши, пиров и неги,
10 И на прелестных муравах,
Где быстрых вод шумящи беги́,
Крутясь, блистают в берегах.

Или́ под тенью древ зеленых
Приятство жизни ты вкушал,
15 Или́ в долинах испещренных
Вином фалернским вкус прельщал.

Спокойством духа наслаждайся,
Доколе Парки и случа́й
Так жить позволят; утешайся
20 И суетность пренебрегай.

Вели принесть плоды и ви́ны,
Которых здесь приятней нет;
Подай забавы сей единый
Призна́к неложный  розы цвет.

25 Ах! Скоро розы цвет завянет,
Листочки скоро отпадут;
Тебя прельщать то перестанет,
Что люди в жизни счастьем чтут.

Оставишь ты сии пределы,
30 Трудов своих оставишь плод
И тибрские брега веселы
С струями быстрых шумных вод.

Что ты сбирал чрез многи годы,
И все, что так твой дух влечет, 
35 Наследник твой, не знав заботы,
Все без трудов приобретет.

Хоть в жизни кто царем родится,
Иль нищим в свет произведен 
Он тою ж жертвой станови́тся,
40 Равно бывает чувств лишен.

Всех жребий урна заключает;
Лишь только смертный свет узрит 
В ладью свирепый рок вмещает
И в ссылку вечную стремит!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 116117.

Ода III. К Делию.


Ст. 43. Говорит о ладье Хароновой.


carm. ii vi septimi, gadis aditure mecum et...


Пройдем Гесперию со мною,
Пройдем ее пространство вод;
Или́ особою судьбою
Кантабрский мы узрим народ.

5 Иль варварски пески глубоки,
Септимий, мы с тобой пройдем,
Где воды восстают высоки
В приливе ко брегам своем.

Но я к бессмертным воссылаю
10 Мольбы  да обрету покой,
Да в старости моей познаю
Отрады Тиволи драгой.

Се место, где я избавляюсь
От всех смущений и сует;
15 От шума, распрей удаляюсь,
Которыми наполнен свет.

Когда ж судьба не согласится,
Чтоб я там кончил дни свои, 
Туда Гораций удалится,
20 Галессус где влечет струи́.

Где воды кажут вид кристалла,
Где гордых нету согражда́н,
И ссылка где существовала
В дни древних лакедемонян.

25 Сей малый уголок Вселенной
Милее мне, чем целый свет, 
Там воздух зрится несравненный,
Кой смертным здравие дает.

Гиметский мед не превосходит
30 Какой иметь возможно там;
В оливах всяк тот вкус находит
Венаврски чем известны нам;

Там, долго пользуясь весною,
Вкушать возможно тьмы отрад;
35 Там холод не жесток зимою,
Там редки зной, бореи, град.

Гора Олон где пребывает,
Нередко Бахус, веселясь,
Плоды Фалерны презирает,
40 Обилием своим гордясь.

Вот где хочу я быть с тобою 
На тех смеющихся брегах;
Ты тамо оросишь слезою
Любимого поэта прах.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 118119.

Ода IV. К Септимию. О том, что он предпочитает Тиволи, или Тускулам, и Тарент всем местам на свете и желает проводить в оных остаток своей жизни.


Ст. 4. Кантабрский народ. Кантабрия ныне называется Бискайя, приморская область Гишпании; достойна примечания тем, что народ оной имеет особенный язык, который не сходствует ни с каким из европейских.

Ст. 5. Упоминает о варварских берегах Африки.

Ст. 20. Галессус. Река в Калабрии, впадающая в Тарентинский пролив.

Ст. 29. Гиметский мед. Гора Гимет, неподалеку от Афин.

Ст. 32. Венавр был небольшой город в Италии.

Ст. 37. Олон. Гора в Калабрии.


carm. ii vii o saepe mecum tempus in ultimum...


О ты, с которым приближался
К последним жизни я часам,
Как Марса славою пленялся
И Брут начальником был нам.

5 Какой блаженною судьбою
Я зрю желанный твой возврат?
Возлюбленный Помпей! С тобою
Делил я грусть и тьму отрад.

В день Филиппинского сраженья
10 Воспомни как я был с тобой,
И где, исполн геройска рвенья,
Повергнул меч и щит я свой.

О день ужасный! День жестокий!
В кой смерть, стремясь во всех полках,
15 Лила обильны крови токи,
Героев повергая в прах.

Меня, трепещуща средь боя,
Меркурий щедрый сохранил 
Покрыв густою темнотою,
20 От лютой смерти удалил;

А ты, ревущими волнами
Быв в бурно море увлечен,
Сражался паки со врагами,
Сколь ни был битвой утомлен.

25 Итак, за жизни сохраненье,
За отвращенье многих бед
Воздай богам благодаренье,
Сверши Зевесу свой обет.

От службы трудной удалися,
30 Да усладится жизнь твоя;
Под лавры опочить склонися
Столь храбра воина, как я.

Вкуси за бедствия отрады,
Наполни кубок сей вином;
35 Да воскурятся ароматы,
Да свежей гедеры венцом

Чело твое покрыто зрится
Среди усердна торжества 
Забота, грусть да удалится;
40 Царем кто будет пиршества́,

Тот знай  я пить расположился,
И как фраки́янин напьюсь.
Мой дух к забавам устремился;
Я пеньем, пляской взвеселюсь.

45 Коль кто, чрез столь велико время
Мог друга в дом свой возвратить,
О нем забот отвергнув бремя,
Себя приятно позабыть!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 120121.

Ода V. К Помпею Варусу. Поздравляет его с возвращением в Рим.


Ст. 9. Филиппия. Деревня в Македонии, недалеко от Салоники, построенная на развалинах древней Филиппии. Знаменита победой, одержанной Октавием и Антонием над Брутом и Кассием.

Ст. 12. Здесь Гораций смеется над своей трусостью.

Ст. 41. Фракияне почитались народом грубым, жестоким, и большими пьяницами.


carm. ii ix non semper imbres nubibus hispidos...


Не всегда дожди стремятся
На поля из облаков;
Вихри не всегда ярятся
И бунтуют средь валов.

5 Не всегда покрыта снегом
Зрится на лугах трава;
Аквилон бурливым бегом
Не всегда разит древа.

Не всегда зрим тучи темны,
10 Кроющи верхи лесов,
И лишь в дни определенны
Ветви зрятся без листов.

Ты лишь, Ваглий, бесконечно
Льешь о сыне токи слез,
15 Коего в жилище вечно
Строгий рок от нас унес.

Появи́тся ли над нами
Блеск вечерния звезды,
Или светлыми лучами
20 Феб велит начать труды 

Завсегда перед тобою
Вид печали, скорби сей!
Ты не ведаешь покою,
Льются слезы из очей!

25 Старец, зревший лютость рока,
Кой три века в мире жил,
О потере Антилока
Не во всю он жизнь тужил.

И младой Троил, врагами
30 Пораженный пред стеной,
Орошен пребыв слезами,
Возвратил сестрам покой.

Утомясь и ты тоскою,
Дух печали утоли 
35 Со друзьями и со мною
Славе кесаря внемли!

Воспоем триумфы новы!
Побежден уже Ефрат!
На гелонах зрим оковы,
40 Звуки радостны гремят.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 122123.

Ода VI. К Ваглию. Увещевает его, чтоб он не беспрестанно плакал о потере своего сына.


Ст. 13. Ваглий. Лирический стихотворец Августова века.

Ст. 26. Старец, живший три века. Нестор.

Ст. 39. Гелоны. Народ славянский, живший на берегах Бористена, или Днепра.


carm. ii x rectius vives, licini, neque altum...


Блажен тот смертный, кто в покое
Свои, Лициний, дни ведет;
Кто, видя волн свирепство злое,
Далече в море не плывет.
5 Или́, ужасных бурь страшася,
Блюдется пагубных брегов;
Умеренностью веселяся,
Не зрит коварства он врагов.

Премудр  он в хижине убогой
10 Не будет вечно обитать;
Чертогов златом, славой многой
Не будет зависть привлекать.
Сильнее ветры колебают
Вершины гордые древес;
15 На горы чаще ударяют
Ужасны громы от небес!

Когда падет огромно зданье,
Его далече слышен гром;
Но в ком умеренно желанье,
20 Кто мыслит в жизни лишь о том,
Чтоб счастием не ослепляться,
В несчастии чтоб твердым быть 
Не может тот ничем смущаться.
Что может дух его разить?

25 Юпитер небо помрачает,
На землю шлет суровый хлад;
Но он же зиму прогоняет,
Являя множество отрад.
Коль днесь мы чувствуем напасти
30 И отягчают нас беды́,
То завтра будем в лучшей части
Блаженства собирать плоды.

Всегда ли Феб блистает луком,
Звучит упругой тетивой?
35 Всегда ль с приятной лиры звуком
Соединят голос свой?
Итак, средь бурей и ненастья
Имей неколебимый дух;
Храни умеренность в дни счастья,
40 Тщетою не смущая слух.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 124125.

Ода VII. К Лицинию. Всегда надлежит сохранять умеренность и равнодушие.


carm. ii xi quid bellicosus cantaber et scythes...


Почто стараться познавать,
Что нам кантабры устрояют?
Иль скифов замысл проникать?
От нас моря их отделяют.
5 Почто веселие мрачить души своей,
И мыслить много столь о жизни краткой сей?

Уж наши белые власы
Любовь и резвость удаляют,
Забав дражайшие часы
10 И сон приятный нарушают.
Не завсегда цветы сияют на лугах,
Не одинаков блеск луны на небесах.

Почто нам разум отягчать
Намерением многотрудным?
15 Надежду вдаль распространять,
Подобно смертным безрассудным?
Не лучше ли, забот и скуки удалясь,
Возлечь под древом, где ручей течет, виясь?

Главы, покрыты сединой,
20 Цветами днесь мы увенчаем.
Веселье Бахус и покой
Дает  его да призываем!
Подайте лучшего фалернского вина,
Пусть грусть веселием пребудет сражена!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 126127.

Ода VIII. К Гирпину. Советует ему удаляясь забот наслаждаться жизнью.


carm. ii xii nolis longa ferae bella numantiae...


Обыкша к нежным песням лира
Не может петь великих дел,
Не может петь кровавых бо́ев,
Чем славен сделался Нуманс.

5 Ни силу страшну Аннибала,
Ни те сраженья на водах,
Которы кровью карфагенцев
Багровили валы морей.

Не в силах я воспеть лапидов,
10 Ни их кровавых браней шум,
Ни буйства лютого Гилена,
Ни дерзновения его.

Ни руку ту, что усмирила
Чудообразных чад земли,
15 Возмогших древнего Сатурна
Небесный колебать чертог.

Ты нам, о Меценат, опишешь
Повествовательной чертой
Сраженья Кесаря преславны,
20 Влекомых в торжестве царей.

А я удобнее представить
Могу Лицинии красы,
Исполненны приятства взоры,
Дающи множество отрад.

25 А паче сердце несравненно,
Где добродетель зрит свой трон,
И чуждую пороков душу,
Достойную любви твоей.

С каким она приятством зрится
30 Средь хоров славы и красот?
Когда в восторге предается
Забавам сердца и ума?

Сколь нежно руку простирает
К младым римля́нкам в те часы,
35 Когда божественным плясаньем
Диане жертву воздает?

Главы ее единым власом
Пожертвовать не можешь ты
За все богатства Атеменов,
40 За злато аравийских стран.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 127129.

Ода IX. К Меценату. О том, что муза его не может петь о великих предметах.


Ст. 4. Нуманс, или Нуманция. Древний город в Италии, на развалинах которого построен город Сория.

Ст. 9. Лапиды, или лапиты. Древний воинственный народ, живший в Фессалии, на берегах реки Пенея.

Ст. 11. Гилен, Гиллус. Гигант; сын земли, давшей имя свое реке в малой Азии.

Ст. 22. Упоминает о супруге Меценатовой.

Ст. 39. Атемены. Народ персидский.


carm. ii xiii ille et nefasto te posuit die...


О древо, пагубой ужасно!
Когда ты, кем и в день какой,
К беде потомства, не напрасно
Злодейской сажено рукой?
5 Не тень прохлад, отдохновенье,
Но вид дурной и поношенье
Являло ты в моих полях,
Готовясь на главу владыки
Упасть, и жалостные крики
10 Дать слышать всем на сих брегах!

Злой смертный, кем ты насажденно,
Отцеубийством омрачен;
Иль быв, конечно, непременно
Злодейством некоим влечен;
15 Ночной сокрывшись темнотою,
Властителя кровь злой рукою
При свете лунном излиял;
Иль всеми ядами Колхиды
И разными злодейства виды
20 Свои он руки осквернял.

Узнать, где гибель сокровенна,
Не си́лен слабый смертных взор.
Отважный кормщик Карфагена
Трепещет, шумный зря Босфор;
25 Но где рок смерть его скрывает 
Он те места пренебрегает.
Парфянских стрел, своих врагов,
Страшится римлянин в день брани;
Парфянин  сильной римской длани
30 И их трепещет он оков.

Но смерть народы похищает
И вечно будет похищать,
В часы, когда никто не чает
И удален кончины ждать.
35 Сколь мало мне не доставало
Узреть страны, где не сияло
Горяще солнце никогда,
Владенье мрачно Прозерпины,
И Елисейские долины,
40 Правдивость адского суда!

Мгновенье лишь потребно было,
Чтоб слышать Сафы мне напев,
Ее роптание уныло
На твердость всех лезбийских дев,
45 Плачевный голос лиры нежной
В ее печали неутешной;
Внимать, парящий как Алцей
Войны́ и бури воспевает,
Жестокость ссылок представляет
50 На лире громкой он своей.

Они в восторг приводят те́ней,
Внимающих с молчаньем им;
Но ежели средь адских сеней,
Возникнув голосом своим,
55 Начнет Алцей вещать паденье
Тиранов гордых, пораженье,
Престолы, обращенны в прах, 
Толпа огромней станови́тся,
И тьма чудовищей теснится 
60 Все чувствуют священный страх!

Спешат отвсюду смертны души,
И чуды страшны о сто глав
Свои склоняют черны уши,
Его напева стройность вняв.
65 Улыбку кажут строги виды,
И с ними вместе Евмениды
Приятство нежности деля́т;
Шумящи змеи меж власами,
Его поражены струнами,
70 Не вьются боле  и молчат.

Его внимая стройны звуки,
Тантал и жалкий Прометей
Свои позабывают муки;
Судьбы противяся своей
75 Стоит, недвижим пребывает,
И о зверях не помышляет
Быстротекущий Орион;
Хоть львов и рысей беги зрятся,
Его к ним мысли не стремятся,
80 И зрится, что спокоен он.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 129132.

Ода X. Против дерева, коего падение едва его не задавило.


Ст. 18. Колхида. Нынешняя Мингрелия, лежащая при берегах Черного моря в Малой Азии. Область сия славилась в древности многими чудесами, чародействами, волшебными и ядовитыми произрастениями.

Ст. 24. Говоря о Босфоре, разумеет о Черном море.


carm. ii xiv eheu fugaces, postume, postume...


Дни жизни нашей пролетают,
Посту́м, с великой быстротой;
Ниже́ молитвы сохраняют
Цвет юности твоей драгой.

5 Ни святость жизни не возможет
Лет дряхлых скуку отвратить;
Ничто, конечно, не поможет
Приятство дней твоих продлить.

Ничто тебе не оборона;
10 Хоть жертвою трехсот волов
Ты всякий день почти Плутона 
Не внемлет он молитвы слов.

Титана страшна он смиряет,
Тебя сильнейшего стократ;
15 С ним Гериона заключает
Ужасной силой адских врат!

Там Стикса воды протекают,
Никто не может их избыть;
Все, кои плод земли вкушают,
20 Должны их будут раз преплыть.

Вотще ты будешь удаляться
Кровавых Марсовых следов;
Напрасно будешь опасаться
Адриатических валов.

25 Вотще для тела вредна хладу
Боишься, здравие любя;
Трудов и тщания в награду
Вот участь, коя ждет тебя, 

Ты должен ехать непременно
30 Поверх Коцита мрачных вод,
И будешь видеть повседневно
Даная в муке злобный род.

Увидишь, страхом пораженный,
Как страждет там Эолов сын,
35 К работе тяжкой осужденный, 
Не зрит премены он судьбин.

С любезною тебе женою
И с домом вечно ты простись!
Возьмешь ты в мрачный путь с собою
40 Один надгробный кипарис.

Наследник твой, гордясь богатством,
Плоды трудов твоих пожнет;
Любуясь жизни сей приятством,
Он дни в веселье проведет.

45 Вино драгое, что хранится
За множеством замков тобой, 
В избытке оным окропится
Твоих чертогов пол драгой.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 133134.

Ода XI. К Постуму. О необходимости смерти.


Ст. 13. Титан. Сын неба и Весты; гигант, восставший против Сатурна и свергнутый Юпитером во ад.

Ст. 15. Герион. Сын Хрисаора и Каллирои, царь эрефейский. Гезиод говорит о нем яко о сильнейшем человеке своего века; но другие стихотворцы сделали из него гиганта, имевшего три тела, а для охранения своих стад был у него пес о двух головах и дракон о семи. Он был убит Геркулесом, равно как и сии чудовища.

Ст. 32. Род Даная. Упоминает о Данаидах, дочерях Даная, царя аргосского, которые в первую ночь брака умертвили своих мужей.

Ст. 34. Эолов сын. Сизип.


carm. ii xv iam pauca aratro iugera regiae...


Огромны здания, что славят
Изобретения умов,
Уж скоро места не оставят
Для земледельческих плугов.

5 Пруды велики появятся,
Озер пространней много крат.
Где ныне винограды зрятся 
Луга там будут для прохлад.

Мы у́зрим водометы ясны,
10 Прелестны рощи возрастут;
Фиалок цветники прекрасны
Везде свой аромат прольют.

Леса из мирт, трудов в награду,
И лавры будут возрастать;
15 Широ́ки листья их прохладу
В дни знойны будут нам давать.

На место плодоносной нивы
Гульбища станем мы садить;
Не будут скучные оливы
20 Своих владельцев богатить.

Не тако прежние римля́не,
Не тако помышлял Катон,
Рому́л и древние граждане,
Что град нам дали и закон.

25 При них у граждан не бывало
Сих переходов на столпах;
Сребро и злато не блистало
Внутри убранства на стенах.

Для отдыха не презирали
30 Они леса, иль чистый луг;
Своих овец там созерцали,
Природою прельщали дух.

Законы их сребро хранили
Не на тщету пустых отрад 
35 Богов им храмы возводили,
Начальный украшая град.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1896, ч. 1, с. 135136.

Ода XII. На роскошь своего века.


carm. ii xvi otium divos rogat in patenti...


В часы бурливой, темной ночи
Застигнутый пловец в волнах,
Когда его не видят очи
Луны и звезд на небесах,
5 Тогда, свое спасенье строя,
Он просит от богов покоя.

Фракиян, мидянин военный,
Оружье зря своих врагов,
Пернатым шлемом покровенны,
10 Его же просят у богов;
Но златом, пурпуром не ложно
Покой приобрести не можно.

Богатства, роскошь нам дающи,
Забот собой не истребят.
15 Ни ликторы, вперед идущи,
От консулов не отвратят
Тоски, что души их снедает;
Она в чертогах их летает.

Тот, кто доволен малой долей
20 Наследия своих отцов,
Чьей злато не владеет волей 
Не зрит завистных тот врагов;
Страх, скупость, что других терзают,
Его покой не нарушают.

25 Почто ж в пределах жизни тесных
Мы предприятий тьмы творим?
Почто в морях, в странах безвестных
Столь дерзкие пути стремим?
Спеша с отечеством проститься,
30 Себя возможно ль удалиться?

Быстрее скачущих оленей
И вихрей, вьющих прах земли,
Толпа забот и попечений
Летят за нами в корабли;
35 В морских путях не оставляют,
И всадникам вослед дерзают.

Доволен, смертный, будь немногим,
Заботой мысли не смущай;
Грядущим роком жизни строгим
40 Веселие не помрачай.
Нельзя желать нам непременно
Чтоб быть счастли́вым совершенно.

Ахиллес, славой знаменитый,
Во цвете лет своих увял;
45 Титон, сединами покрытый,
Жизнь дряхлу в скуке провождал.
Быть может, Парки мне окажут
То, в чем другим они откажут.

Тебе в Сицилии пасутся
50 Стада для роскоши твоей;
От ржания луга трясутся
И топота твоих коней;
Твои одежды драгоценны,
Трикраты в пурпур омоченны.

55 А мне судьба определила
Пространство малое земель;
Пиитства даром наградила,
Чем греки славились досель;
Презрением к молве народной
60 И глупых к зависти бесплодной.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 137139.

Ода XIII. К Гроспу. Чтоб быть благополучну, должно умерять свои страсти.


Ст. 7. Мидяне. Народ персидский, обитавший между Гиляни и Тавристана.

Ст. 54. Пурпур. Весьма дорогая краска, которой красили разные ткани; говорят, что она делалась из крови особого рода небольшой рыбы.


carm. ii xvii cur me querelis exanimas tuis...


Моя подпора и блаженство,
О ты, любезный Меценат,
Крепящий счастья совершенство
И множество моих отрад, 

5 Почто в отчаянье ввергаешь
Ты жалобой своих друзей?
Почто сим дух мой сокрушаешь
И множишь стон тоски моей?

Нет, жизнь твоя не прекратится,
10 Ты прежде не умрешь меня;
В том власть богов еще не зрится,
Нет воли их, не моея.

Увы, когда бы то случилось,
Чтоб рок в свирепости своей
15 Сразил тебя, и прекратилось
Драгих твоих теченье дней,

Когда б столь важну и драгую
Себя часть мог я потерять 
Возможно ль долю остальную,
20 Возможно ль было б поддержать?

Клянусь, о Меценат, собою,
Клянуся всем на свете я 
С тобой единою судьбою
Прервется жизни нить моя!

25 Мы вместе в путь пойдем подземный,
Везде я буду спутник твой;
Пещеры ада страшны, темны
Не разлучат меня с тобой.

Пускай Химеры пламень может
30 Еще Гиаса в свет родить;
Гигант сторучный не возможет
Меня с тобою разлучить.

Се истины определенье,
Се Парки строгия закон 
35 Весы ли при твоем рожденье
Явились, или Скорпион?

Иль Рак, который надмевает
Валы Гесперии горой?
Судьба предивно представляет
40 Звезд наших сходство меж собой.

Тебя Зевесово храненье
Спасло от лютых оных дней,
Когда Сатурна устремленье
Лило блеск гибельных лучей;

45 Услышаны молитвы стали,
И смерти отвращен полет 
Народ, гражда́не восплескали
Твоих о продолженьи лет.

Меня бы древо задавило;
50 Но Фавн, сей бог, любящий Муз, 
Его раченье отвратило
Мой рок, спасло от смертных уз.

Прерви ты стоны, мысли вольно,
И дай обет воздвигнуть храм;
55 Овечки для меня довольно
На посвящение богам.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 140142.

Ода XIV. К Меценату. Утешает его в болезни.


carm. ii xviii non ebur neque aureum...


Мое жилище не блистает
Драгих собранием вещей;
Не злато взоры ослепляет,
Не мрамор белизной своей
5 Прельщает роскошью плененных;
Тех древ не видно драгоценных,
Чем славится гора Гимет;
Не видно тех столпов великих,
Иссеченных в пустынях диких,
10 Что африканский брег дает.

Не мне судьбина предписала
Наследником безвестным стать,
Кой домом овладел Аттала
И всем, что чтился он собрать;
15 Не в силах дать жена́м покрова,
Дала которым часть сурова
С убогой жизнью знатный род;
Не мне работу посвящая,
Лаконский пурпур собирая,
20 Рука их тщательно прядет.

Но я богат рассудком здравым
И верностью к своим друзьям.
Я беден; но всегда быв правым,
Не докучаю богачам
25 И не прошу богов всесильных
Сокровищей, даров обильных,
Богатства, сладкой неги с ним.
Я взыскан от людей достойных,
Доволен в мыслях я спокойных
30 Сабинским домиком моим.

Кончаясь, день другой рождает,
По мраке наступает свет,
Луна растет и убывает 
А нашим дням возврата нет.
35 Сокроет нас земли утроба;
Но ты при самых дверях гроба,
Не помня о конце своем,
Чертоги пышны украшаешь,
Свое богатство умножаешь,
40 И мыслишь только лишь о сем.

Ты ищешь расширять пределы
Неправдой, силой и враждой,
И, зданья возводя веселы,
Питать забавой разум свой.
45 Тебе земель владенье тесно 
Кому, кому то неизвестно,
Что стены байские тобой
Возведены в морской пучине,
Шумят в стенах валы где ныне,
50 Биясь о новый брег крутой?

Сказать ли то, что беспрестанно
Свою ты умножаешь власть?
Что сердцу правому возбранно 
Соседнюю отъемлешь часть;
55 И те, к тебе что прибегали,
Твоей корысти жертвы стали,
Ты их наследия лишил;
Я зрел сирот и вдов несчастных,
Супругов, злобе не причастных,
60 Которых род ты разорил.

Ты притеснил, ограбил нища 
Достойных жди себе наград;
Не льстись блистанием жилища 
Твое возмездье будет ад.
65 Земля равно всех принимает,
Счастливых с бедными равняет;
А старец грозный без премен
Ни всех сокровищей богатством,
Ни Прометеевым коварством
70 Вовек не будет обольщен.

Не склонишь златом, ни дарами,
Чтоб он поверх стигийских вод,
Боряся с мрачными волнами,
Превез Танталов паки род.
75 Корысти, злобы не радея,
Не внемлет просьбы он злодея;
Но, сколь его ни страшен вид,
О скорби бедных сострадает,
Оковы жизни расторгает,
80 И им на помощь он спешит.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 142145.

Ода XV. Похваляет свою умеренность.


Ст. 19. Лакония. Так называлась часть морей, лежащая между залива Ленандского и Ангии; оттуда доставляли в Рим наилучший пурпур. Ныне земля сия называется Сакания.

Ст. 30. Дача Горациева была в земле сабинской.

Ст. 47. Баия. Древний город в Италии в королевстве Неапольском; многи знатные римляне имели в оном свои увеселительные домы. Ныне видны там одни развалины.


carm. ii xix bacchum in remotis carmina rupibus...


Я зрел,
Поверьте, будущие роды,
Я зрел
Вершины гор, шумящи воды,
5 Утесы, скрыты в облаках;
Я зрел на страшных сих верхах
Сидяща Бахуса в веселье,
В душевном восхищенье.
Я зрел 
10 Он песни пел;
Теснились нимфы и внимали,
Сатиры уши преклоняли;
О бог! Еще в душе моей
Я страх и радость ощущаю!
15 Играет сердце, из очей
В восторге слезы проливаю!

О бог, хранящий виноград!
О бог, источник тьмы отрад!
О бог, прости меня, да не смятусь напрасно!
20 О бог, которого копье
Столь остро и ужасно, 
Ты дерзновние мне отпусти мое!

Дано мне право, власть имею
Тиадов пьянство я воспеть,
25 И лирою моею
В веселии греметь!

Я воспою вина потоки,
Древа развесисты, высоки,
Где медоточная река
30 Течет, и нежный струй млека́!

Я воспою средь звезд блестящий
Супруги твоея венец,
Пентею бедствия грозящи,
Фивийского царя прежалостный конец;
35 Страны индийские веселы,
Морей, восточных стран пределы
Своей рукой ты покорил!
Тобой вакханки змей вплетают
Меж кос, и змеи не являют
40 Для них ужасна яда сил!

Когда земля вдруг потряслася,
Воздвиглись горы на горах,
Толпа чудовищ вверх неслася
И зрелась в горних облаках!

45 Когда гиганты колебали
Сатурновых твердыню стен,
Стремглав от молнии упали
Ротей и лютый Полифем!

Ротей, низринутый на горы,
50 Ужасна льва горящи взоры
И силу страшную познал!
Но вид сей на себя приял
Ты сам, о бог непобедимый,
От смертных и бессмертных чтимый!

55 Тебе забавы лишь одне
Доселе с пляской присвояли,
Но после все узнали,
Что превосходишь всех ты в мире и войне.

Цербе́р, узрев тебя с твоим блестящим рогом,
60 Не смел тебе препон являть,
Но преклонясь, в почтенье многом,
Простер троякий зев стопы твои лобзать!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 145148.

Ода XVI. Дифирамб к Бахусу.


Ст. 4. Тиадами назывались бакхантки оттого, что они во время праздников Бахуса бегали по улицам как безумные и делали всякие неблагопристойности.

Ст. 33. Пентей, сын Ехиона и Агавии; наследовал предку своему в Фивах. Он, желая уничтожить неблагопристойность Бахусовых празднеств, или оргиев, был растерзан бакхантками, в числе которых находилась и мать его.


carm. ii xx non usitata nec tenui ferar...


Досель на крыльях, неизвестных
В стране рожденья моего,
Летя в пространностях небесных,
Жилища удалюсь сего.
5 Расставшись с завистию злою,
Свое бессмертие открою.

Гордиться родом хоть не смею,
Но Парки век мой не затмят,
Когда участие имею
10 В твоей я славе, Меценат.
Я не умру  и Стикса воды
Не пресекут моей свободы.

Уж пух на теле вырастает,
Я буду перьями покрыт,
15 Глава моя уже являет
Собою белой птицы вид.
Дедалова бесстрашней сына,
Увижу я брега Эвксина.

Колхидяне и даки смелы,
20 И север, покровенный мглой,
Гелон, Иберии пределы,
Услышат в песнях голос мой.
И те приятность их познают,
Что ренски бреги населяют.

25 Оставьте ж плач и воздыханья 
Не прекратится жизнь моя,
Не тмите славы тем сиянья,
И знайте, что бессмертен я.
Не воздвигайте мавзолея,
30 Не тратьте стонов, сожалея.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 148149.

Ода XVII. К Меценату. Обещает себе бессмертие.


Ст. 7. Гордиться родом хоть не смею. Гораций никогда не забывал о низкости своего происхождения. Но к сему можно присовокупить, что он был сын отпущенника.

Ст. 17. Икар, сын Дедалов, вознамерясь перелететь пролив Ионический на восковых крыльях, упал и потонул в оном, отчего пролив был назван Икарийским.


carm. iii i odi profanum volgus et arceo...


Пусть зависть разверзает зевы,
Невежд я отвращаю вид;
Внемлите, юноши и девы,
Что чистых Муз певец гласит.
5 Цари возвышены в народе;
Но свыше их в небесном своде
Над ними держит власть Зевес,
Гигантов гордых победитель,
Молниеносный вседержитель,
10 Трясущий громом твердь небес!

Пускай обширной обладает
Иной пред прочими землей;
Где он в гульбищах насаждает
Древа по прихоти своей.
15 Иной породою гордится,
Иной дни свято весть стремится,
Иной войну и славу чтет,
Иной богатство собирает,
Иной тщеславьем дух прельщает
20 И гордо в роскоши живет.

Но жребий смертных без разбора
Вмещен во урне роковой,
От бедных и счастливых взора
Сокрыт всесильною рукой.
25 Судьба сей урной потрясает,
Никто вовеки не познает,
Как в ней сокрыты имена
Вращаются и возникают
И в мрачность смерти упадают 
30 Она известна лишь одна!

Кому меч строгий повседневно
Являет совесть в казнь грехов,
Тому ни яство драгоценно,
Ни тень древес, ни шум ручьев,
35 Ни свисты птичек велегласны,
Ни мусикийский звук согласный
Не придадут спокойства сна;
Но сон и в хижине убогой
Того мечтой не мучит строгой,
40 Кем правда властвует одна.

Кто малым быть доволен чтится,
Ни бурных моря тот валов,
Ни звезд летящих не страшится,
Ни летня зноя, ни снегов;
45 Ни молнии, ни вихрь, ни грады,
Ни в небе грозных туч громады
Покой его не возмутят;
Ни ветви древ, плодов лишенны,
Поля, Бореем разоренны,
50 Тоской в нем дух не сокрушат.

Валы в брегах морских стонают
И тягость чувствуют громад;
Уже и рыбы ощущают,
Что их в жилище вод теснят;
55 Каменья, горы повергает
Пределы моря убавляет
Богач в неистовстве своем;
Но скука, зависть, попеченье,
Его забота, огорченье
60 Смущают ночью, мучат днем.

Когда же здания прекрасны,
Фригийский мрамор и порфир,
Каменья, перлов блески ясны,
Согласный звук приятных лир,
65 Сосуды пышные златые,
Фалернски вина дорогие,
Лаконский пурпур для одежд,
Избра́нные персидски масти 
Отрады не дают в напасти
70 И ввек не умудрят невежд.

Почто же мне искать богатства,
Чертоги пышны созидать?
Не видя в них душе приятства,
Столпы огромны возвышать?
75 И за пременой вкуса гнаться,
Развратом нравов величаться,
Чтить роскошь славой, не стыдом,
На суетность обширна зданья
Менять умеренность желанья
80 И с оным мой сабинский дом!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 153156.

Ода I. Блаженство смертных зависит от их добродетели.


Ст. 62. Фригия. Часть Малой Азии, где была древняя Троя. Хотя в оной и находятся мраморы, но вероятно, что римляне щеголяли древними мраморами, собираемыми в развалинах Трои.


carm. iii ii angustam amice pauperiem pati...


Гражда́не юные, мужайтесь,
И, обыкая с нежных лет,
Трудам военным предавайтесь,
Убожества сносите вред.

5 Копье вращающу десницу
Готовьте вы разить парфян;
Вы цвета целого столицу
Должны блюсти, блюсти римля́н.

Пусть воин наш пренебрегает
10 Пески, и зной, и снег, и лед;
Врагов царица да познает
Его со стен а так речет:

«О боги! Да не прикоснется
Младой супруг мой льва сего!
15 Кой яко вихрь с мечом несется,
Повсюду кровь окрест его».

Приятно, славно  кто желает
За отчество живот скончать!
Смерть слабу юность достигает
20 И тщится робких поражать.

Добро́та истинна яснеет
Не померцающим лучом,
И оборотов не имеет,
Что стыд влекут в пути своем.

25 Непостоянного народа
Волнения спокойно зрит,
И путь среди небесна свода
Непреткновен себе творит.

Сияя славой меж звездами,
30 Глядит с презрением с высот
На смертных, под ее ногами
Лишенных чести и доброт.

Сему подобную награду
Имеет верность навсегда.
35 Да на един я не воссяду
Корабль с злодеем никогда,

Иль зрится где презритель веры;
Потщусь пределов тех бежать,
Где хищник таинства Цереры
40 Гонимый может обитать.

Зевес во гневе небесами
Трясет, смущает громом слух!
Разит нередко он стрелами
Невинного с виновным вдруг.

45 Хоть нам искусство представляет
Беду с изломленной ногой 
Однако ж злобных достигает
Она быв дряхлой и хромой.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 156158.

Ода II. К друзьям. Возбуждает их к храбрости, добродетели, и к хранению тайн.


carm. iii iii iustum et tenacem propositi virum...


Кому правдивы чувства сродны,
Кто в постоянстве утвержден 
Того ни мятежи народны,
Ни взор тирана раздражен,
5 Ни бури, брег морской трясущи,
Ни сам Юпитер, гром несущий,
Не си́льны ввек поколебать.
Хоть мир падет и сокрушится,
Хоть сам он в бездне погрузится 
10 Конца бесстрастно будет ждать.

Такую твердость всем явили
Поллу́кс и храбрый Геркулес;
Бессмертья ею путь открыли,
Взнеслись до выспренних небес,
15 Где Август, окружен лучами,
Пьет в славе не́ктар меж богами;
Ей Вакх мог тигров злость пресечь,
Рому́л достиг бессмертна трона,
Как мирную рекла Юнона
20 Сию богов во сонме речь:

«Погиб ужасною войною,
Погиб навеки Илион,
Погиб неверною женою,
Погиб судьей неправым он.
25 Давно Лаомедон кичливый
Забыл обеты справедливы;
Давно град вероломный сей
С царем, что столь собой гордился,
Давно достоин сотворился
30 Минервы мести и моей.

Уже Парис не возмущает
Собою гречески полки,
Уж Гектор славой не блистает,
Исчезла мощь его руки,
35 И брань кровава прекратилась,
От наших ссор что возродилась.
Уж сын тот Марсу возвращен,
Причастен с нами здесь покою 
Хоть нетерпим за то был мною,
40 Что от троянки в свет рожден.

Да собеседует он с нами,
Да вку́сит сладостный нектар,
Да будет он любим богами,
Бессмертия да примет дар;
45 Но с тем, чтобы́ моря и реки
От Илиона Рим навеки
Делили множеством преград,
Чтоб стены Трои не взносились,
Чтоб звери там одни плодились,
50 В развалинах скрывая чад.

Пусть Капитолия сияет,
Пускай во славе Рим цветет,
Пускай закон его познает
Парфянин, дак и целый свет;
55 Пусть Африка пред ним смирится
И Нил обильный покорится;
Но Рим да будет всем являть 
В земле что злато скрыто тьмою
Не должно дерзкою рукою
60 К вреду народов похищать.

А если кто вооружится
Проти́в величия римля́н 
Пусть меч туда их устремится,
Где вечный снег, где мраз, туман;
65 Или́ где солнца луч пылает
И степи знойны опаляет.
Я все согласна утвердить,
Но чтобы, счастьем ослепленный,
Не смел никто противны стены
70 Еще к бедам возобновить.

Когда же кто воздвигнет Трою
Моим законам вопреки,
Сама, сама своей рукою
Сберу я гречески полки,
75 Разрушу град в его рожденье,
И паки у́зрят преступленье 
Хотя б железною стеной,
Свое могущество являя,
Сам Феб трикратно ограждая
80 Возмнил защи́тить город свой.

Трикратно греки разъяренны
Повергнут тверды стены в прах;
Трикратно жены там плененны
Восплачут о своих сынах».
85 Но столь предметы славны мира
Моя воспеть не сильна лира;
Оставь, о Муза, речь богов,
Оставь веленья силу строга,
Оставь  и слабостию слога
90 Не унижай бессмертных слов.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 159162.

Ода III. Отвращает Августа от намерения перенести столицу империи в Трою.


Ст. 24. Упоминает о суде Парисовом.

Ст. 25. Лаомедон, сын Илиуса. Отец Приамов; царствовал в Трое. Он окружил сей город столь непреоборимыми стенами, что построение оных приписали самому Аполлону, и сделал славную плотину, препятствовавшую разлитию моря, что отнесли Нептуну; но как отрекся он дать им обещанное воздаяние, то и был от них наказан разными несчастиями, от которых избавил его Геркулес; а как и тому отрекся он в награде, то и был от него убит. Историки же говорят, что причиною сего было то, что он взял сокровища из храмов Аполлонова и Нептунова, употребив их на построение стен троянских и славной своей плотины, и не возвратил их потом.

Ст. 40. Ромул и Рем. Братья, основавшие Рим, сыны Марса и весталки Реи Сильвии, дочери Нумитора, царя альбийского. Другие же говорят, что они были дети одной троянки, прибывшей с Енеем, которая называлась Рома.

Ст. 60. Гораций разумеет под сим выгодные и богатые земли Малой Азии, где находилась Троя, которые хотя положением и обилием своим гораздо превосходнее римских, но могут вовлечь в роскошь, возбудить зависть и быть причиной падения Римской империи.


carm. iii iv descende caelo et dic age tibia...


Сойди с небес, о Каллиопа,
Царица пенья моего,
И стих бессмертия достойный
С восторгами внуши ты мне!
5 Прими свирель, иль лиру Феба,
Иль дай твой глас услышать стройный.

Вы слышите ль сей глас прелестный?
Какое буйство ныне мной
И сердце чувствами владеет?
10 Я слышу звук, я зрю леса,
Играют где, резвясь, зефиры,
И где журчат струи сребристы.

Гуляя некогда в дни юны
И утомяся от забав,
15 Заснул я на горе Вултур;
Дели́т Апулию она
От мест драгих, где я родился.
О чудо, смертным непонятно, 

Отколь две горлицы явились,
20 Зелено листие неся?
Меня покрыли оным спяща;
Сие видение чудес,
В стенах живущих Ацеранца
И бентиумцев удивило;

25 Вещали жители Ференца,
И с ними все, кто зрил сие:
«Младенец спит, покрытый лавром,
Медведей не страшась, ни змей;
Никто, никто, как разве боги
30 Родить сию в нем смелость могут».

Да буду я в горах сабинских
Или́ Пренесты на холмах,
Иль в рощах Тиволи прохладных,
Или́ у байских берегов 
35 Всегда, всегда я ощущаю,
Что все от вас имею, Музы!

В возмездие моей любови
Священных гор, ручьев, лесов
Спасен в бою я Филиппинском,
40 Паденьем древа не сражен,
Корабль мой не сразила буря
О палинурские утесы.

Пребудьте только вы со мною 
Без страха преплыву Босфор;
45 И сирские пески глубоки
Я беспрепятственно прейду;
Узрю британские народы,
Что лютость странникам являют;

Увижу конкагимов страшных,
50 Пиющих кровь своих коней;
Гелонов, кои напрягают
Твердейших луков тетивы;
Брега реки сея великой,
В степях где обитают скифы.

55 Как кесарь возвращает в грады
После войны свои полки,
Иль утомясь когда трудами,
Приять желает он покой 
Тогда пленяется свободно
60 В пещере Пинда вами, Музы.

Ему даете вы отраду,
И множество драгих забав,
Вливая чувства кротки, тихи,
В его неутомимый дух;
65 Вы зрите оных плод с восторгом,
Над сердцем гордых силу власти.

Всяк знает повесть, как титаны,
Сия ужасная толпа
Чудовищей зверообразных,
70 Летела вниз с высот стремглав,
Поражена ударом бога 
Кой небо громом потрясает,

Кой непреложными правами
Владеет небом и землей,
75 Морями правит, мрачным адом,
Богами всеми и людьми;
Его десница мечет пламень,
И все миры его трепещут.

Та юность, коя устрашала
80 Своею силою весь свет,
В себе имея всю надежду 
Смутился ею сам Зевес,
Как Пелион они возмнили
Поставить на Олимп высокий.

85 Но что возмог Тифей с Мимасом,
И страшный всем Порфирион,
Рофей и Энцелад ужасный,
Который дубы исторгал
Своею сильною рукою
90 И вверх метал их яко стрелы?

Против Палладиной эгиды
Что их возмог ужасный сонм?
Сама великая Юнона
На них восстала, и Вулкан,
95 И тот, который украшает
Колчаном рамена и лирой,

В кастальских кой струя́х прозрачных
Свой светлый омывает зрак,
Владеет рощами Лицеи,
100 Местами, в коих я рожден, 
Бог, чтимый жертвою вседневной
В полях Патары и Дело́са.

Ужасна сила безрассудна
Падет собой всегда сама;
105 Но если чтит она премудрость,
Все боги помогают ей;
Но те же ей отмщают боги,
Преступит коль она законы.

Да будет исполин сторучный
110 Примером сих правдивых слов,
И тот, пронзенный от Дианы,
Кой мог богиню оскорбить.
Земля в развалинах глубоких
Чудовищ погребла ужасных,

115 Тела их в пропастях сокрыла,
Восплакав о сынах своих,
Которых молния небесна
Низвергла с гор крутых во ад;
Всепожирающее пламя
120 Не истребит собою Этны.

Она скрывает Энцелада,
Вотще он движется под ней;
Терзающа Тифея птица
Не оставляет никогда,
125 И не престанут Пиритоя
Отягощать ужасны цепи.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 163168.

Ода IV. К Каллиопе. Человек, любимый Музами, ничего не страшится.


Ст. 23. Ацеранца, Ахерония, или Царенца. Древний город в Неаполе.

Ст. 24. Бентиум, или Бентигосло. Небольшой итальянский город в Булонии.

Ст. 25. Ференца, или Ференциум. Город в Тоскане.

Ст. 32. Пренеста, или Палестрина. Город италианский в области римской.

Ст. 42. Палинурские утесы. Так называется мыс в королевстве Неапольском.

Ст. 49. Конкагиум, или Кендал. Город в Англии, довольно богатый и многолюдный.

Ст. 54. Кажется, что Гораций говорит здесь о Волге, которая была известна древним под именем реки Ра.

Ст. 83. Пелион. Гора в Фессалии.

Ст. 99. Лицея, ныне Караманлия, в азиатской Турции, в полуденной части Анатолии.

Ст. 102. Патара. Приморский город в Лиции.

Ст. 111. И тот, пронзенный от Дианы. Актеон.

Ст. 125. Пиритоюс, или Пиритой. Друг Тезея, ходил с ним во ад, дабы похитить Прозерпину, но был растерзан Цербером; другие же говорят  вечно заключен в оковы Плутоном вместе с Тезеем, которого освободил Геркулес.


carm. iii v caelo tonantem credidimus iovem...


Юпитер то являет громом,
Что он  единый царь небес.
Парфян, британцев покореньем
Мы зрим, что Август  бог земли!

5 Марс, воин Крассов, апулянин
Стал мужем варварской жены!
Страна отеческа!.. О нравы!..
Забыл священные щиты!

Забыл одежды римлян имя,
10 Великой Весты храм, алтарь,
И, не стыдяся, согласился
Он чуждому царю служить!

Соединен родства союзом
Врагов в наследственных странах,
15 Меж тем как цел храм Капитольский
И существует еще Рим.

Премудрый то предвидел Регул,
Искал отвергнуть римлян стыд;
Он знал, что без того потомству
20 Пример его мог вреден быть.

Хотел, хотел он да погибнет
В оковах юность навсегда,
Не стоящая сожаленья,
И посрамляющая Рим.

25 «Я зрел,  вещал он с лютым взором, 
Я храмы карфагенски зрел;
Висели в них знамена римски,
Я тамо наших зрел гражда́н.

Я их лишенных зрел оружья,
30 Ни капли крови не пролив,
Их вервьями скрепленны руки
Я видел в ужасе моем.

Врата градо́в не затворялись,
В надежде силы у врагов,
35 Влачили земледельцы плуги
Без страха битвы на полях.

Не будет искупленный златом
Храбрее воин, нежель был;
Мы сим прибавим к посрамленью
40 Утрату нашего сребра.

Окрашенна однажды во́лна
Не возвратит уж белизны,
И не возникнет добродетель
В униженной душе вовек.

45 Животное, привыкши к стойлу,
В себе своих не ищет сил
Для разрушения преграды,
Чтоб вольность обрести свою.

Так точно заключать надле́жит
50 О воине, свою кой жизнь
Рукам врагов своих поверил
И в них спасения искал.

В бою кто ужасаясь смерти
Дал узы возложить себе,
55 Не опровергнет в новой битве
Сей карфагенские полки.

Не зная способов к спасенью,
Вещал тогда о мире он,
Как вкруг его мечи гремели
60 И развевались знамен_а!

О стыд! О горда Карфагена!
Кто покровители твои?
Кто стен на разрушеньи римских
Твои счастливы дни крепит?»

65 Вещают, что души в волненье
Питал презренье он к себе,
И что в объятиях последних
Своей супруге отказал.

Потупя в землю взор суровый,
70 Он удаляет чад своих,
Доколь Сенат не согласился
На предложение его.

О! Предложение ужасно!
Примеров нет сему нигде!
75 Сенат колеблется, склонился.
Явил спокойство, строгий взор,

И се грядет он в ссылку славы,
Оставя дом, жену, детей;
Пренебрегает все мученья,
80 Что в Карфагенах ждут его.

Меж ближними и меж народа
Он отверзает путь себе;
Вотще Рим вслед ему стремится,
Героя тщася возвратить.

85 Идет от них с веселым видом,
Как бы́ окончив долгий труд;
Спешил покой вкусить в Венавре,
Иль на тарентских берегах.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 168171.

Ода V. Восхваляет Августа, что он единым страхом своего оружия покорил народы британские и парфян.


Ст. 5. Марсы. Древний воинственный народ, живший в Италии, соединившийся потом с римлянами. Марсы составляли наилучшую пехоту в римском войске.

Ст. 88. Тарент. Весьма приятный город Италии в королевстве Неапольском.


carm. iii vi delicta maiorum inmeritus lues...


Безвинно римлянин постраждет
За беззакония отцов,
Когда к закону не возжаждет
И жертвой не почтит богов.
5 Когда он храмы запущенны
И дымом мрачным очерненны,
Грозящие паденьем нам,
Своим раденьем не восставит,
Моленья, жертвы, труд оставит 
10 Противен будет он богам.

Свое начало и владенье
Имеет Рим в своих богах;
Страшись! Да к оным за презренье
Не будешь поражен в грехах;
15 Всегдашний грех перед тобою
Есть ныне бед твоих виною.
Послали боги много зла
Гесперии печальной ныне;
Блюдись, чтоб в суетной гордыне
20 Казнь зол твоих не возросла.

Двукратно па́рфяне с Пакором
Успели римлян поразить,
И новым перс свою убором
Победы в знак обогатит;
25 Заятый собственной войною,
Едва кровавою рукою
Сей град не срыл свирепый дак,
С ним эфиопянин жестокий 
Народны небо зря пороки,
30 Нам их послало казни в знак.

На бурном сей ужасен море
И силой страшен кораблей;
Другой кровавой брани в споре,
Грозящий множеством мечей,
35 Стрелами паче страшен зрится.
Ах! Чем грех римлян не казнится?
Чем боги не карают зло?
Пороки нравы заразили,
Домы и ложе осквернили,
40 На всех несчастье истекло.

Девица нежная, младая
Прельщает мысль свою мечтой,
Забав любовных лишь желая,
На них стремит рассудок свой;
45 В том славы только ожидает,
Что стройность стана приучает,
Осанку членов, быстрость ног
К йоническим движеньям страстным,
Являя взором любострастным
50 Как ей любви владеет бог.

И, наконец, при самом браке,
Когда веселый пир гремит,
В воспламененном страстью зраке
Непостоянства огнь горит;
55 Когда же ночь предстанет взору,
Для ней в забавах нет разбору 
Лишь только б случай восхотел;
Любовь различья не имеет,
Коль часто явно ей владеет
60 Воздатель щедрый гнусных дел.

Не от такой любви рожденный
Блистал победами народ,
Не их оружьем пораженный
Низвержен карфагенский род,
65 Не ими слава Аннибала
И гордость Антиоха пала,
Не ими Пирр был побежден 
Но теми, коих род военный,
Стремясь от роскоши презренной,
70 В трудах полезных был рожден.

Не развратясь страстей недугом
Которых строгие отцы,
Работая сабинским плугом,
В земны прославились концы,
75 Супругам матери внимая,
Учили страх пренебрегая
Младых детей в леса ходить,
Как солнце станет вниз спускаться
Домой не прежде возвращаться,
80 Тяжелы ноши дров носить.

Но как дни века пременились?
Все власть времян ничтожит злых.
От добрых дедов породились
Отцы, которы хуже их.
85 Отцов порочней дети зрятся;
Не можем с ними мы равняться 
Где доблесть, что имел наш род?
Когда ж мы нравы заражаем,
Еще природу развращаем 
90 Какой от нас быть должен плод?

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 172175.

Ода VI. К римлянам. Забвение богов причиною их бед.


Ст. 21. Пакор, сын Орода, царя парфянского. Родственник Митридатов, отличил себя победою над Крассом, коего истребил мечом все войско за 53 года до Рожд. I.Х. Его не должно смешивать с Пакором, царем парфянским, другом Децембала, царя даков, умершим в 167 году до Рожд. I.Х.


carm. iii viii martiis caelebs quid agam kalendis...


Зеленый жертвенник украшен зря цветами,
На нем сосуд стоящ, блистающий лучами,
И ладан чистый воскурен
У холостого человека.
5 В моем быту никто от века
Не праздновал таких времен;
День первый марта всякий знает,
Не мне его торжествовать;
И коль тебя то удивляет 
10 Так должно мне о том сказать.

Ты знаешь, Меценат, язы́ки оба света 
А то не мог познать, почто сия надета
Одежда на моих слуга́х,
Почто зришь вид торжествованья?
15 Исполнь усердного признанья 
На сих прекраснейших лугах
Я Бахусу козла в знак дара
Принес и пир в долине сей,
Когда избавился удара
20 От древа по главе моей.

За сто счастливых дней теперь я тожествую.
Сыщу, о Меценат, бутылку я такую,
Котора с Тулловых времен
Во тьме со тщанием хранится.
25 Сто рюмок выпей; друг твой зрится
От всех напастей удален.
Пускай светильники пылают
Доколь не возвратится свет,
И радость нашу освещают 
30 Прочь ссоры, шум, и тучи бед!

Заботы от тебя и труд да удалятся;
Уже британские полки в расстройстве зрятся,
Уже оружие парфян
Собой в земле их устрашает,
35 Кантабр оковы ощущает,
Гисперских древний житель стран;
Уж скифы луки распустили
И удаляются от нас;
Мы плод трудов твоих вкусили 
40 И зрим их пользу всякий час.

Ты почестей снискать и славы не желаешь,
Сиянье тщетное богатств пренебрегаешь;
Почто ж твой дух тебя стремит
Всегда к трудам и попеченью?
45 Предай ты их теперь забвенью,
Да радость душу усладит.
Пускай забавы хоть на время
Твои заботы истребят;
Трудов отвергни тяжко бремя,
50 И сами боги то велят.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 176178.

Ода VII. К Меценату. Призывает его к себе на праздник.


Ст. 7. Первый день марта посвящен был Венере, и обыкновенно праздновали оный женатые люди; Гораций же всю жизнь был холостым.

Ст. 11. Языки оба света. То есть греческий и римский.


carm. iii xi mercuri – nam te docilis magistro...


Меркурий! Амфион тобою
Искусство чудное познал;
Он стройною своей игрою
Древа и камни привлекал!
5 И ты, о семиструнна лира,
Безгласной быв и без приятств,
Творишь теперь отраду мира,
Дороже в свете всех богатств.

Внуши мне стих, достойный Лиды
10 Привлечь чувствительность и слух;
Через тебя сокрыты виды
Воображает ясно дух;
Ты лютость тигров укрощаешь,
Влечешь и горы, и леса,
15 Теченье рек остановляешь 
Тебе внимают небеса!

Стрегущий адские заклепы
Треглавый пес ужасный сей,
Главы которого свирепы
20 Покрыты тысячами змей,
Кой яд смертельный отрыгает
И воздух вкруг себя мрачит 
Свое свирепство оставляет,
Когда он звук твой ощутит.

25 В часы, когда его внимали
Тифей и жалкий Иксион,
Веселы взоры обращали,
Забыв труды, болезни, стон,
Престали воду данаиды
30 В сосуд бездонный наливать,
Раскаянья смущенны виды,
Спокойство начали являть.

Внемли, о Лида, муки строги
И то, за что страдать им так
35 Судили вечно гневны боги
И в тьме скрывать смущенный зрак;
Те казни, кои ожидают
Преступников по смерти их,
Какие бедства их терзают
40 И цепь их в мире дней презлых.

Никто толика злодеянья,
Никто из смертных не видал;
Без жалости, без состраданья
Ища в жестокости похвал,
45 Сии бесчеловечны дщери,
Не знав раскаянья вреда,
Отверзли мрачна ада двери
Своим супругам навсегда.

Одна из них, одна решилась
50 От злобы воздержаться сей;
Одна достойна сотворилась
Гимена радостных свечей.
«Восстань,  рекла она, вздыхая, 
Супруг мой, удались сих стран,
55 Закон где варварству внимая,
Повергли множествами ран

Мои сестры супругов спящих,
Свершая волю тем отца;
Спасись от бед, тебе грозящих,
60 И дней безвременна конца.
Нет сил во мне быть тако злобной,
Ни в сих местах тебя сокрыть;
Я не хочу судьбой подобной
Себя навеки погубить.

65 Пусть мне мучения суровы
Воздаст родитель за тебя;
Пусть заключит меня в оковы,
Приятство дней моих губя;
Пусть стражду я в стране несчастной,
70 Пусть за моря меня вселит;
Пусть средь Нумидии ужасной
Он ссылку мне определит.

Беги, от мест сих удаляйся,
Любовь и ночь покровом чти,
75 Благодеянью их предайся,
Да сохранят тебя в пути.
Под щедрым предзнаменованьем
Себя от бедства устрани;
Своим надгробным начертаньем
80 Ты повесть страшну сохрани».

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 178181.

Ода VIII. К Меркурию. О том, сколь жестоко свирепство наказывается по смерти.


Ст. 9. Гиперместра, одна из данаид, пощадившая и спасшая супруга своего Линцея.

Ст. 71. Нумидия, на берегу африканском, ныне королевство Алжирское.


carm. iii xiii o fons bandusiae, splendidior vitro...


Источник вод прозрачный,
Текущий меж кустов,
Поящ долины злачны
И множество цветов.

5 Колика украшенья
Полна тобой страна?
Достоин приношенья
Ты чистого вина.

Среди веселья нова,
10 Воспев твою красу,
Я ко́злища младого
На жертву принесу.

Струи́ твои сребристы,
Что с нежностью журчат,
15 Младые жертвы чисты
Заутра обагрят.

Тебя не досягает
Палящий солнца зной,
Поток твой представляет
20 Сих мест стадам покой.

Утесы каменисты,
Отколь твой ключ течет,
Леса и рощи чисты
Мой глас превознесет.

25 Да будешь ты стихами
Моими знаменит,
Меж славными ключами
Да свет тебя почтит.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 182183.

Ода IX. К источнику Бландузийскому. (Сей источник протекал в даче Горация.)


carm. iii xiv herculis ritu modo dictus, o plebs...


Римля́не! Се герой Вселенной,
Кой по Иракловым следам,
Пожавши лавр побед зеленый,
В триумфе возвратился к нам!
5 Се кесарь Рима, покровитель,
Брегов гишпанских победитель!

Да августейшая супруга,
Блаженная своей четой,
Зря в нем царя земного круга
10 И жертвы принося с мольбой,
Богам воздаст благодаренье
За дней драгих его храненье.

Сестра его, с жена́ми воев
Украсясь лентием в день сей,
15 Да поспешат почтить героев,
В веселье, в радости своей.
Зря шлемы, лаврами покрыты,
Предстаньте, дщери знамениты!

А вы, супружницы младые,
20 Лишившиясь мужей своих,
Прервите плач, стенанья злые,
И сокрушения об них
В сей день в сердцах своих скрывайте
И звуку славы не мешайте.

25 Да будет день сей, день блаженный
Всегда днем славы и утех!
Доколе Август, царь Вселенной,
Владея светом и от всех
Отцом народов будет чтиться 
30 Кто станет бед из нас страшиться?

Венцы из роз и мирт сплетите,
Персидски масти дайте мне;
Вина бутылки принесите
Современны́е той войне,
35 Как зверства марсов здесь кипели 
Коль от Спарта́ка уцелели.

Поди к Нерее сладкогласной,
Да заплетет она власы,
И, возложа убор прекрасный,
40 Спеши<т> ко мне в сии часы;
А если вратник будет спорить,
Брегися с ним меня поссорить.

Но поскорее возвратися,
Уж я не тот, кой прежде был;
45 Будь скромен с ним и не бранися 
С седой главой кто будет мил?
Приятство старость уменьшает,
И гнев во мне не столь пылает.

Во время Планкуса правленья,
50 Когда во младости я цвел,
Подобного пренебреженья
Никак, конечно б, не стерпел;
А ныне из себя не выйду,
И снесть могу сию обиду.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 183185.

Ода X. Похвала Августу.


Ст. 36. Спартак. Славный боец, или гладиатор; был раб, родившийся во Фракии. Более трех лет устрашал он Италию и даже Рим. Вспомоществуем Хризом и Епомаием, товарищами его рабства, набрал он войско, состоявшее из невольников, беглецов, бродяг и разбойников, и в 72 году до Рожд. I.Х. укрепился с оным на горе Сервиции, отколе делал частые набеги и ужаснейшие грабительства. Преторы Валиний Глубер и Публий Валерий, посланные против него с войском, были им побеждены. Потом разбил он армию под начальством Лентура и, рассея стан Кассия при Модене, приготовлялся идти в Рим, но был побежден и обращен в бегство Лицинием Крассом; тут покусился он пройти в Сицилию, но, видя невозможность, погиб в битве, сражаясь отчаянно и заплатя дорого за смерть свою римлянам. Пред сим сражением убил он свою лошадь и сказал предстоящим: если я побежду, много будет у меня лошадей, а если буду побежден, то мне вовсе она не нужна.


carm. iii xvi inclusam danaen turris aenea...


Из меди башня сотворенна
Хранима стражею была,
Акрисием где заключенна
Даная в скуке жизнь вела.

5 Врат твердость, сталью укрепленных,
Лай псов в ночи со всех сторон
Для всех, красой ее плененных,
Являли множество препон.

Пред богом, в злато превращенным,
10 Ничто не может устоять;
С его сияньем драгоценным
Все можно в свете предприять.

Меж стражей злато путь являет,
Ему подвластен свет давно,
15 Сильней перуна раздробляет
Твердейши мраморы оно.

Любовью к злату ослепленный,
Разрушен Амфиара дом;
Филипп, быв златом подкрепленный,
20 Со славой нес оружья гром.

Он им прошел ужасны горы,
Народы многи покорил,
И тяжки врат градских затворы
Он блеском злата отворил.

25 Сияньем злата опровергнул
Он власть царей, своих врагов;
Неукротимейших подвергнул
Плененью, тягости оков.

Но больше тот к нему стремится,
30 Кто в жизни сделался богат 
И для того им ослепиться
Брегуся я, о Меценат!

Богов щедро́той наслаждаясь,
Умерен в жизни я моей;
35 Завистных, гордых удаляясь,
Нелестных зрю себе друзей.

Полезнее всегда считаю
Богатства блеск пренебрегать,
Чем, грозного страшась случа́ю,
40 Среди сокровищей вздыхать.

Хотя б апулян жатвы многи
Я в житницах моих вместил,
Конечно б тем смущенья строги
Я от себя не удалил.

45 Властитель Африки не знает,
Что я богатее его 
Ручьем, который протекает
Среди владенья моего,

Лиющим воды чисты, здравы;
50 Леском, исполненным прохлад,
Питающим мои забавы,
Дающим множества отрад;

И небольшим земли уделом,
Всегда за труд платящим мой, 
55 Я в сем довольствии веселом
Вкушаю счастье и покой.

Хотя в Калабрии не спеет
Мне сот от пчел в ее лесах,
Хотя Фалерна не стареет
60 В моих глубоких погребах,

Хоть не мои стада питают
Луга галлийски средь прохлад,
Не мне там во́лну собирают
И не меня ей богатят 

65 Но я спокойством наслаждаюсь,
Доволен счастием моим,
И духом ввек не унижаюсь,
Нет зависти во мне к другим.

Я знаю  если бы стремленье
70 Мое к богатству возросло,
Исполнить в том мое хотенье
Ничто б тебя не отвлекло.

Почто ж, коль малым обладая,
Свободней легку дань плачу,
75 Как нежель, жадностью пылая,
Страны велики получу.

Блажен, кто в простоте счастливой
Далек убожества живет,
Не ищет жизни прихотливой,
80 Закон умеренности чтет.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 186189.

Ода XI. К Меценату. Злато все может; но с ним часто бываем мы несчастливы. Умеренность составляет истинное наше благополучие.


Ст. 3. Акрисий. Царь аргосский, отец Данаи. Оракул предсказал ему, что он будет убит от внука своего; сие принудило его заключить единую свою дочь навсегда в башню; но Юпитер, превратясь в золотой дождь, достиг к ней и родил от нее Персея, который по возрасте своем нечаянно лишил жизни деда своего Акрисия.

Ст. 18. Амфиар, или Амфиарус, или Амфиарас, был сын Аполлона и Гиперметры, сделался наконец царем в Аргосе; но как он имел дар узнавать будущее, то и открыл, что должно ему погибнуть в войне против Адраста, и сие принудило его скрыться. Жена его Эрифила, быв обольщена богатым ожерельем, открыла место где он таился, чем и сбылось предсказание его о самом себе.

Ст. 19. Филипп. Царь македонский, отец Александра Великого; сделал многие завоевания, но не столько силою оружия, сколько хитростью и дарами.


carm. iii xvii aeli vetusto nobilis ab lamo ...


Почтенный Элиус, вещают,
Что ты и древний Ламий тот 
Вас памятники те вмещают,
Гражда́н где виден славных род.

5 Твой предок Ламий в древни годы
Формийско царство основал;
Влечет где Лирис тихи воды 
Он там народом управлял.

Когда, предвестник страшной бури,
10 Меня не обманул здесь вран,
Покроют тучами лазури
С восточным завтра ветры стран.

Брега устелятся травою,
Исторгнутой со дна морей,
15 И лист древес так, как зимою,
Спадет от вихрей и дождей.

Покуда есть еще возможность 
Ее отнюдь не пропускай,
И должную предосторожность
20 В сем случае не забывай.

Пребыв с домашними в покое,
Ты жертвой гения почти;
Отвергнув скуки бремя злое,
Вином семейство угости.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 190191.

Ода XII. К Ламию.


Ст. 6. Формийское царство было в Неаполе.


carm. iii xviii faune, nympharum fugientum amator...


О ты, любя́щий нимф преследовать в лесах
Бог Фавн! Коль будешь ты когда в моих полях 
Будь милостив ко мне, да стад моих юницы
Не ощутят твой гнев; печальны, хищны птицы

5 Пронзительный свой крик не будут возносить;
Козленка каждый год я буду приносить
На жертву, Фавн, тебе  да все в покое зрится.
Украшен твой алтарь, и фимиам курится 

Сплетенным из плодов почту тебя венцом;
10 Широким в честь тебя наполнен куб вином.
Когда придет декабрь, в долины поспешают
Стада с прохладных гор, волы труд оставляют;

Украся хижину, ликует селянин,
Не зря уж более забот своих причин.
15 С тобой опасности пастух в лугах не знает,
Тебе древесный лист путь мягкий настилает;

И виноградарь, сняв природы щедрый дар,
Под песнь веселую троит ноги удар
О землю в радости, над коей он трудился,
20 В восторге зря, что труд успехом наградился.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 191192.

Ода XIII. К Фавну.


carm. iii xix quantum distet ab inacho...


Ты рассказывать пустился
Нам о славных тех царях,
Коих свет всегда страшился,
Кто был Корд, кто был Ина́х.

5 Род Эака нам толкует,
Чем известен в жизни он,
О сраженьях повествует,
Чем прославлен Илион.

Но о том, что бочка стоит
10 Нам хиоского вина,
Кто нам баню приготовит,
И не ждет ли нас она,

Иль давно она готова,
Скоро ль мы в нее пойдем 
15 Ты молчишь, о том ни слова
В разговоре нет твоем.

Дайте нам вина отменна
Новолунных в честь ночей;
А за здравие Мурена
20 Мне, слуга, еще налей.

В три иль в девять раз скончает
Кубок всяк пускай из нас;
Тот, кто Муз любить желает,
Трижды три пить должен раз.

25 Стихотворец в восхищенье
Должен помнить Муз число,
Пить под лирою в веселье,
Увенчав свое чело.

Хоть одна из Граций нежных
30 Ищет Муз не оставлять,
Но, бояся ссор мятежных,
Запрещает прибавлять.

Где богини Берецинды
Трубы скрыты? Дайте их;
35 Пусть веселья разны виды
Умножаются от них.

С лирой кто свирель златою
Здесь повесил? Скрыт их звук;
Дайте мне, я их настрою,
40 Ненавижу праздных рук.

Пусть сосед скупой познает
С престарелою женой
Нашу резвость и вздыхает,
Недоволен быв собой.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 193194.

Ода XIV. К Телефу.


Ст. 4. Инах. Сын Океана; основал царство Аргосское.

Ст. 19. Мурен был брат Мецената.

Ст. 33. Берецинтою, или Берециндою называли иногда мать богов Цибелу, празднование которой отправлялось пением и пляскою.


carm. iii xxi o nata mecum consule manlio...


О ты, бутылка дорогая,
И сверстная моим летам;
С правленья Манлия считая,
Хранишь ты сок приятный нам.

5 Скажи, скажи, что ты вмещаешь?
Любовь ли, смехи, или стон?
Иль слезы, ссоры заключаешь,
Иль, наконец, приятный сон?

Хотя никто того не знает,
10 Что в голову вселит нам рок, 
Приди, Корви́й повелевает,
Пролей твой драгоценный сок.

Хотя учение питает
Его Сократа с юных лет,
15 Однако ж он не презирает
Что нам стекло твое блюдет.

Катона строга добродетель
Вином смягчалась иногда,
Хоть Рим всегдашний был свидетель
20 Его усердья и труда.

Ты легкой мукою смягчаешь
Сердца свирепые людей,
И тайны мысли извлекаешь
Почтенных мудростью своей.

25 Ты робким придаешь отважность,
Убогий мнит, что он богат;
Твою пиюща сладку влажность
Цари во гневе не страшат.

Предстань! Но да сопровождают
30 Тебя Венера, вольность, смех,
Да ссоры мест сих убегают,
Да зрим с тобою сонм утех.

Да все приятства к нам явятся,
Предстань, желаний всех предмет;
35 Пусть здесь свечи́ возженны зрятся,
Доколь не возвратится свет.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 195196.

Ода XV. К бутылке.


carm. iii xxii montium custos nemorumque, virgo...


О дева, царица
Пространных лесов!
Ты, коей десница
Страшит лютых львов,

5 Младым помогаешь
Жена́м плод приять,
От смерти спасаешь
Младенца и мать.

В трикратном взыванье,
10 Богиня трех царств,
Свершаешь желанье,
И тучностью паств

Безбедно питаешь
На хо́лмах стада,
15 Зверей удаляешь,
Блюдешь от вреда.

Тебе посвящаю
Я со́сну сию.
Храни, заклинаю,
20 Границу мою.

В год всяк не забуду,
Взойдет как заря,
И жертвовать буду
Младого вепря́,

25 Кой ищет отмщенья
Движеньем клыков.
Прими приношенья,
Царица лесов!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 197198.

Ода XVI. К Диане.


Ст. 8. Богиня Диана призывалась также при браках и детородстве.


carm. iii xxiii caelo supinas si tuleris manus...


Когда в день каждый новолунный
Ты к небу руки устремишь,
И если ты богам домашним
Вино и ладан посвятишь,

5 Или́ плоды на жертву зрелы
Представишь от твоих садов,
О ты, Фидил трудолюбивый, 
Довольно будет сих даров.

Не пострадают винограды
10 От бурей, зноя и дождей,
И насекомые пшеницы
Не будут пожирать твоей,

Ниже́ стада твои познают
Для них тяжелы времена.
15 Велики жертвы, что являет
Альбийска славная страна,

Или́ что зрим меж древних дубов
Горы Алгиды в лунны дни, 
Первосвященника секиру
20 Лишь до́лжны обагрять они.

А ты, который розмарином
И миртою своих богов
Венчаешь  ну́жды нет, конечно,
Им многих закалать волов.

25 Лишь только бы рука невинна
Могла им жертвы воздавать;
Горсть чистой соли и ячменя
Щедроты может привлекать.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 198199.

Ода XVII. К Фидилу.


Ст. 16. Албия, Албус. Так называлась цепь Швейцарских гор.


carm. iii xxiv intactis opulentior...


Хотя б богатство превышало
Твое всю Африку собой;
Хотя бы в Индии не стало
Сокровищ дом наполнить твой;

5 Пускай пределы занимают
Твои пространство двух морей,
Италию что омывают;
Пусть будет все в казне твоей 

Но ужас смерти посели́тся,
10 В душе пребудет навсегда,
Притом убожества страшиться
Ты не престанешь никогда.

С спокойством большим обитает
В степях пространных бедный скиф,
15 Хоть с места в место преселяет
Свой дом  он более счастлив.

Блаженней геты дики зрятся,
Живущие среди полей,
Земель пространством не деля́тся,
20 Довольны участью своей.

Там те же самы земледельцы
Трудятся в поле каждый год,
И новые потом владельцы
Наследуют им без хлопот;

25 Там мачеха несправедлива
Не злится на других детей;
Супруга гордая, кичлива,
Там вредных не стремит затей,

Не обладает мужа волей,
30 Не чтит любовника совет,
Но, быв своей счастли́ва долей,
Верна, и в чистоте живет.

Ее приданое, приятство,
Любовь к супругу навсегда,
35 И в том лишь все ее богатство 
Не знать измены никогда.

Неверность  грех для ней ужасный,
И смерть  возмездие его;
Нет зависти меж их напрасной
40 И роскоши, вредней всего.

Коль кто из смертных пожелает
Противником убийствам быть,
Любовью к ближним воспылает,
Предпримет брани погасить;

45 Захочет устремить вниманье,
Междоусобия прервать,
Отца отечества названье
Захочет в мире восприять;

Чтоб истукан его сиянья
50 Стремил неложно в целый свет 
Да обуздает тот желанья,
Пределов коим в свете нет.

Он с сим премудрым начинаньем
Легко воспримет тяжкий труд;
55 Хвалой и славы восклицаньем
Его потомки вознесут.

Но мы все в ложном цвете видим,
На все завистный мечем глаз,
И добродетель ненавидим,
60 Сияющую между нас.

Тогда ее лишь превозносим,
Как скроем в тьме свое чело;
Почто же жалобы приносим,
Когда не истребляем зло?

65 Почто писать тогда законы,
Когда правдивых нравов нет?
Коль ищущим богатств препоны
Не поставляет целый свет?

Коль степи знойны и бесплодны,
70 Моря ревущие и гром,
И царства севера холодны
Препятства не являют в том?

Коль бедность, чтимая пороком,
На все нас может устремлять,
75 Велит нам в рвении жестоком
Правдивый путь позабывать?

Ах! Нет, повергнем лучше в море
Причину наших лютых бед;
Сокровища рождают горе,
80 Давно от злата страждет свет.

Иль в Капитолии оставим
Свои богатства навсегда;
Мы вечно тем себя прославим,
Избегнем гибели, вреда.

85 Коль совесть мы еще имеем,
Чего нам боле ожидать?
Потом прилежно да радеем
Мы граждан юных воспитать.

Отвергнув мысли прихотливы,
90 Примерами их укрепим;
Они пребудут ввек счастли́вы,
Коль сим наследством их снабдим.

Нет, наши юноши страшатся
На бодрого коня воссесть;
95 Трудов охотничьих боятся,
И любят праздность, роскошь, лесть.

Играть кружком железным знают,
Все игры, все известны им,
Законы кои запрещают, 
100 Те льстят богатством им своим.

Отцы обманами, пороком
Именье тщатся умножать,
Дабы́ в убожестве жестоком
Не стали дети обитать.

105 Друзей и ближних разоряют,
Хотели бы ограбить всех;
Но сколько злата ни сбирают 
Не полон чтут свой в том успех.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 200204.

Ода XVIII. Против скупости.


Ст. 14. Скифы вели кочевую жизнь.

Ст. 17. Геты. Народ татарского поколения.


carm. iii xxv quo me, bacche, rapis tui...


Твоим наполнясь божеством,
Куда, о Бахус, я взлетаю?
Где я и духом, и умом?
Какие виды созерцаю?

5 В каких приятнейших лесах
В восторге новом заблуждаюсь?
В каких пещерах и горах
При шуме водном обретаюсь?

Какие хо́лмы и скалы
10 В веселье многом повторяют
Монарха громкие хвалы,
Что струны им мои вселяют?

Куда еще я полечу,
Поя, среди веселья многа,
15 Монарха, коего вмещу
Меж звезд, в совете вышня бога?

Наполнен дух его похвал;
Никто подобного согласья,
Никто из смертных не вкушал,
20 Никто не зрел толика счастья!

Вакханка, возбудясь от сна,
Во удивленьи цепенеет,
Зря, что снегами вся страна
И Гебр от инея белеет,

25 Или́ Родопы верх крутой
Увидя, очи устремляет 
Что пляской варваров простой
Известен свету пребывает.

О, бог вакханок и наяд!
30 Я также поражен смущеньем;
Зря страшны виды, тьмы отрад
Пою в восторге с удивленьем!

Не буду ничего вмещать
Земного в песнях я небесных,
35 Везде твой будет дух сиять
Среди похвал моих нелестных.

Сладка опасность  страха нет,
Коль бог всесильный охраняет;
Сей бог, кой счастье всем лиет,
40 И гедерой себя венчает.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1826, ч. 1, с. 205206.

Ода XIX. К Бахусу. Восхитясь его духом, соплетает похвалы Августу.


Ст. 24. Гебр, или Марица, река в Романии, протекающая подле Адрианополя и впадающая в Архипелагское море.

Ст. 25. Родопа. Гора, или горы, разделяющие Фракию, или нынешнюю Румелию, от Македонии.


carm. iii xxvi vixi puellis nuper idoneus...


Побед искать я устремлялся,
В забавах, в плясках и игра́х,
И лавром славы увенчался
Приятств и роскоши в полях.
5 А ныне подвиги кончаю,
Венере лиру возвращаю.

Ее во храм к ней отнесите
И все оружие мое 
Туда ж секиру положите,
10 И пламенник, и копие;
Пусть храм Венеры то вмещает,
Что врат твердыню устрашает.

Любящая страны прелестны,
Брега, исполненны утех,
15 Кипр славный, в коем неизвестны
Бореи, стужа, град и снег,
Весны где время зрим драгое, 
Коснись еще, богиня, Хлое!

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 207.

Ода XX. К Венере. Отрицается ее забав.


carm. iii xxvii inpios parrae recinentis omen...


Да нечестивых путь всегда сопровождают
Ужасны крики птиц, что бедства предвещают;
Пусть сука щенная их встретит для вреда,
Иль свободившаясь лисица от плода;
5 С холмов Ланувских им вослед да устремится
Волчица рыжая; змея да восклубится
И бросится в среду испуганных коней.
Но если я страшусь беды моих друзей 
о, будущих времен гаданья справедливы!
10 Мольбами привлеку признаки им счастливы.
С востока черный вран в знак дружбы прилетит,
Меж тем как птица бурь путь к блатам устремит.
Будь счастлива везде где будешь, Галатея,
И вспоминай о мне, который, сожалея,
15 Успешного пути не престает желать,
Чтоб не могло ничто тебе в нем помешать.
Но ты не ведаешь ужасной бури стона,
Ревущей завсегда при виде Ориона;
Адриатических я знаю лютость волн;
20 Апульский страшный ветр, кой бедствиями полн,
Пускай лишь только род врагов твоих познает,
Являясь Козерог как бури воздымает;
Пусть жены, дети их зрят ужас тех валов,
Что тяжки камни рвут с навислых берегов.
25 Европа на хребет быка когда воссела,
От дерзости своей мгновенно побледнела,
Обман его и волн вокруг свирепство зря,
И тьмы чудовищей, что кроют внутрь моря.
Она пришла сбирать цветы в лугах зеленых,
30 Но вскоре при луне от взоров изумленных
Сокрылися забав приятные труды 
Не зрит уж ничего, как неба и воды.
Увидя остров Крит, кой славен ста градами,
«Увы, родитель мой!  вскричала со слезами, 
35 Где имя девы то, что я пренебрегла?
Где я? Что я? И  ах!  откуда я пришла?
Не сон ли мне мечты раскаянья являет?
Или невинна я, иль то меня смущает,
Слоновой кости врат что кажет тщетный путь?
40 Увы, кто мог меня столь люто обмануть?
Веселью собирать цветы в лугах прекрасных
Могла ль я предпочесть путь средь морей ужасных?
Играя с нимфами, резвяся меж кустов,
Ждала ль услышать я свирепый шум валов?
45 Ах! Если б предал кто отмщенью неизбежно
Быка, которого я столь ласкала нежно!..
Не устыдилась я дом отчий позабыть,
И не стыжусь еще на свете я сем жить!..
О боги! Если кто из вас меня внимает,
50 Повергните меня зверям; мой дух желает 
Пусть буду пищей львов, доколь в тоске моей
Я не лишусь красы в стране противной сей!»
Европа бедная, отец, с тобой в разлуке
Терзаем злобою, при нестерпимой муке
55 Угрозы тяжкие стремит тебе вослед!
Что медлишь умереть? Спасись от лютых бед!
Есть средство  древо есть, и пояс твой остался;
Окончи ими жизнь, чтоб дух твой не терзался;
Иль, если предпочтешь ты вид сея скалы,
60 Спеши повергнуться в надменные валы.
Дщерь царская, иль ты захочешь быть рабою
Совместницы твоей, гордящейся собою?
И прясть в дому ее из мягкой во́лны нить?
Сколь горько для тебя в столь низкой доле жить?
65 Венера и любовь, держа лук опущенный,
Смеялись, внемля плач Европы огорченной.
«Умеришь ты свой гнев,  они сказали ей, 
Когда представит бык в послушности своей
Рога свои самим собою сокрушенны.
70 Спокойся и познай, что дни твои блаженны 
Зевес, отец богов, супруг стал ныне твой;
Умей довольна быть столь счастливой судьбой
И в славе средь богов с величием казаться;
Часть света именем твоим пребудет зваться».

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 208211.

Ода XXI. К Галатее.


Ст. 1. Говорит о приметах и суевериях, употреблявшихся в Риме.

Ст. 5. Ланувия, или Ланувиум. Город в Риме на дороге Аппиенской.

Ст. 39. Путь из врат слоновой кости. По суеверию древних, Морфей, бог сна, являл двоякие сновидения  одни сбывающиеся, а другие ложные, и сии последние вылетали из врат слоновой кости.


carm. iii xxviii festo quid potius die...


В день, Нептуну посвященный,
Учинить что лучше мне,
Как склонить тебя к веселью?
Выпей доброго вина,

5 Сделай, сделай принужденье
Добродетели своей;
Зри  уж день кончает солнце,
А ты медлишь приказать;

Прикажи подать сосуды,
10 Что с Бибулия времен
Заключает погреб мрачный;
Знай  летят, не ждут часы!

Переменно мы на лирах
Веселяся, будем петь;
15 Ты  прекрасную Латону
И Дианы лук златой;

Славить буду я Нептуна
И прелестных нереид;
Кончим тою, что в Цикладе
20 Зрит веселы алтари,

И что Пафос посещает
На сребристых лебедях.
Ночь и ты равно услышишь
Должные тебе хвалы.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 212.

Ода XXII. К Лиде.


carm. iii xxix tyrrhena regum progenies, tibi...


О, ветвь отродья знаменита,
Любезный свету Меценат,
Мое блаженство и защита, 
Уж розы для твоих прохлад
5 Готовы, и вина сосуды
Стоят, наполненны, повсюду,
Благоуханий фимиам
Уж в честь твою везде курится;
Оставь места, где роскошь зрится,
10 И пышны здания римля́н.

Украдься от всего, что сильно
Тебя в пути остановить;
Оставь места, где злом обильно
Богатство радость может тмить.
15 Эзула хо́лмы знамениты,
И Тибр ладьями где покрытый
Украшен зрим со всех сторон;
Где храмы видны, возвышаясь,
Где жил, злодействием терзаясь,
20 Отцеубийца Телегон.

Обильность, матерь отвращенья,
Где свой закон в почтенье зрит, 
Оставь ты пышность утешенья,
Что ду́ши гордых веселит.
25 Нередко нравятся премены
Тем, кои славой окруженны;
И часто бедного обед,
Без пурпуров, исшвенных златом,
В дому, усердьем лишь богатом,
30 Отраду в сердце их лиет.

Огни Цефея уж блистают,
Уже и Лев, и Процион
Свои сиянья изливают
И жар стремят со всех сторон.
35 Пастух, от зноя утомленный,
И о́вцы, жаждой изнуренны,
Прохладных ищут вод, лесов,
Где отдыхает Фавн, сатиры,
Непостоянные зефиры
40 Не ре́звятся между́ кустов.

Но ты, трудясь над пользой Рима,
О благе мыслишь согражда́н;
Везде твоя усердность зрима;
Там всюду замысл бактриян
45 Открыть и прекратить стремишься,
Познать пути их, силу тщишься;
Там церов отвратить набег
Премудро, храбро помышляешь;
Там скифов удалить желаешь;
50 Забав не ищешь, ни утех.

Но в мраке некий бог скрывает
Судьбы грядущие от нас;
Кто прозорливость устремляет
На будущие дни всяк час,
55 И только лишь о том печется 
Сей бог трудам его смеется.
Судьбы́ возможно ли открыть?
Премудро прав лишь настоящим,
Равняясь с сроком предстоящим,
60 Нам Тибр примером может быть 

Он часто тихими струями
Течет в объятия морей;
Наполнясь иногда водами,
Ревет в угрюмости своей,
65 Валы седые воздымает
И камни с берегов срывает,
Влечет с корнями древеса,
Стада, сады, ограды, домы 
Подобно как из тучи громы
70 Сугубят шум его леса.

Кто, суетность пренебрегая,
Спокойно тщится обитать,
Кто, каждый день окончевая,
«Я жил!» возможет всем сказать 
75 Блажен тот смертный несомненно!
Хоть завтра небо омраченно
Юпитер солнцем озарит,
Хотя, умножа тучи темны,
Перуны устремит разженны 
80 Прошедшего не пременит.

Непостоянством утешаясь,
Закон премен всегда блюдет;
Резва и смертным насмехаясь,
Фортуна ложный блеск лиет.
85 Приятна мне, потом другому;
Непостоянству таковому
Себя кто может поручать?
Я весел, коль она мной зрится,
Когда ж она и удалится 
90 Не буду плакать и вздыхать,

Но, добродетелью пленяясь,
Жизнь скудну честно проведу,
И, завистию не терзаясь,
Всегда друзей себе найду.
95 Коль бурей мой корабль влекомый
Восстонет, внемля ветр и громы,
Богов не буду я молить,
Чтоб кипрские мои товары
Не поглотили волны яры,
100 Судя в убожестве мне жить.

Нет, нет, не буду сокрушаться;
Богатства тирские мои
В пучинах вод не погрузятся,
Лучи не скроют там свои,
105 Где множество уже хранится.
Пусть море плещет и мутится,
Пусть волны восстают горой 
Сыны прекрасной Леды ясны
Сквозь бури страшны и опасны
110 Челнок поставят в пристань мой.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 213217.

Ода XXIII. К Меценату. Приглашает его к простому своему обеду.


Ст. 15. Эзула холмы. Так назывались иногда семь холмов, на которых построен Рим.

Ст. 20. Телегон, сын Улисса и Цирцеи. Убил своего отца согласно предвещанию оракула, и женился потом на Пенелопе, своей мачехе, от которой имел сына Италуса, давшего свое имя Италии. Некоторые думают, что Телегон по смерти его отца удалился с Пенелопою из Итаки в те места, где ныне Рим.

Ст. 31. Цефей, царь эфиопский, сын Феникса, супруг Кассиопы и отец Андромеды. Был из числа Аргонавтов, и по смерти превращен в созвездие.

Ст. 32. Процион. Созвездие, состоящие из трех звезд, являющихся пред Псом, или Каникулами. Говорят, будто бы во время Августа явилось оное одиннадцатью днями прежде Каникул.

Ст. 44. Бактрияне, народ персидский. Бактрияния называется ныне Хоросан и граничит с одной стороны с Каспийским морем.

Ст. 47. Церы. Народ восточный, обитавший в стороне Индии.

Ст. 102. Тир. Город в Сирии, ныне называется Сур; оный был в древности весьма знаменит своей торговлей.


carm. iii xxx exegi monumentum aere perennius...


Я памятник себе поставил
Превыше нильских пирамид,
Я имя тем свое проставил.
Его великолепный вид,
5 Который тверже меди зрится,
Времен грызенья не страшится.

Ни едка древность, ни Бореи,
Ни дождь, ни бурный Аквилон,
Ни лютость браней, ни злодеи,
10 Ни гром небес, ни вихрей стон,
Ни за брега текущи реки
Его не сокрушат вовеки.

Умру, но строга смерть, не сыта,
Меня не может истребить,
15 Ни имя, блеском дел покрыто, 
Я с ним в потомстве буду жить.
Разруша смертные уставы,
Расти при звуке буду славы!

Доколе будет жрец священный
20 В Капитолийский храм вступать,
Доколь весталок сонм почтенный
В нем будет жертвы возжигать 
Хвалы о мне не прекратятся,
И в те места они промчатся,

25 Ауфид где с шумом протекает,
Где Давн народами владел.
Меня там поздний род узнает,
И скажет  первый он гремел
Латинской лирой Аполлона,
30 По строю эолиска тона.

Мольбам, о Муза, вознесенным
Моим к тебе, теперь внимай 
Делфическим венцом зеленым
Мое чело ты увенчай!
35 Вовеки лавр мой зелен будет,
Меня потомство не забудет.

Впервые: Тучков С. А., «Сочинения и переводы», СПб., 1816, ч. 1, с. 217218.

Ода XXIV. Слава его стихов бессмертна.


Ст. 25. Ауфид, или Ауфидус  ныне называется Оффанто, река, разделяющая Капитанату от Бари в Королевстве Неапольском.

Ст. 26. Давн, или Давнус  сын Пилумна и Данаи, пришел из Иллирии в Апулию, имел сына, которого также называли Давном, женившегося на Венилии, от коего родился Турн, царь Рутульский.


carm. iv ii pindarum quisquis studet aemulari...


Кто Пиндару во след дерзает,
Иль мнит сравниться с ним в стихах,
Тот вместе с И́каром желает
Лететь на восковых крылах 
5 Который в суетной гордыне
Собою имя дал пучине.

Как с гор великих ударяет
Дождем исполненна река,
За бреги волны устремляет,
10 Шумит в лесах издалека,
Так Пиндар слога красотою
Гремит, возвысясь похвалою.

Всегда великие примеры
Витийства и красот явит,
15 Хоть в дифирамбах он без меры
И правил путь свой устремит;
Всегда велик в согласье тона,
Достоин лавров Аполлона!

Хотя богов или́ героев
20 Он пел и лютость той войны,
Когда среди кровавых бо́ев
Кентавры ими сражены,
Когда чудовищей побили,
Химеры пламень погасили.

25 Хотя б в игра́х Эллидских славных
Он победителя воспел,
Иль бег коней в долинах равных
Прославить лирой захотел 
Спасет времен от крыльев строгих
30 Надежней истуканов многих.

Хотя б оплакивал супруга
Отторгнута своей четы,
Хотя бы славил верность друга,
Его добро́ту, правоты,
35 И дух, исполненный геройства 
Оставит в памяти потомства.

Дирцейский лебедь возлетает,
Паря превыше облаков,
Ему ветр сильный помогает,
40 Не страшен треск и звук громов!
А я пчела́м лишь подражаю,
И в поте мед с цветов сбираю.

В долинах Тиволи прохладных,
Вблизи шумящих тибрских вод,
45 Или́ в лесах густых, приятных,
Среди природы всех красот,
В заботах провождая леты,
Пою неважные предметы.

Твоя, Антоний, звучна лира
50 Тогда достойно возгремит,
Как кесарь, обладатель мира,
Сикамбров в узах нам явит
И в Капитолии трофеи
Поставит, свергнув злых затеи.

55 Велик монарх в своих победах!
Проти́в его кто может стать?
Бессмертные в благих советах
Не могут лучшего нам дать 
Хотя б толико щедры стали,
60 Чтоб паки век златой послали.

Прославить дни сии веселы
И обще торжество римля́н,
Как Август дальние пределы
Оставит к счастию гражда́н.
65 Как он во славе здесь явится 
Мой глас с твоим соединится.

Когда с божественным восходом
Твоим мне можно возлетать,
Тогда в восторге я с народом
70 Стократно буду восклицать:
«О торжество! О утешенье!» 
И вместе жертв возжжем куренье.

Ты многими явишь волами
Богам обет, дождав конца;
75 А я с усердными мольбами
Младого в жертву дам тельца,
Что для того в лугах тенистых
Растет при шуме токов чистых.

Рога его изображают
80 Собой луны трехдневной вид,
И бодрость юную являют,
Он бурой шерстью весь покрыт;
Во лбу его звезда сияет
И тем от прочих отличает.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 221224.

Ода I. К Юлию Антонию.


Ст. 24. Химера. Чудовище, отрыгавшее пламень, убитое Беллерофонтом.

Ст. 37. Дирцея. Источник недалеко от Фивов, что в Беоции. Амфион назывался дирцейским потому, что он был сын Дирцеи, супруги Лика, или Ликуса, превращенной в источник сего имени; а потому называли Пиндара дирцейским лебедем.


carm. iv iii quem tu, melpomene, semel...


Кого ты взглядом, Мельпомена,
Почтила при начале дней,
Того пространная Вселенна
Прославит не за гром мечей;

5 Не на Истмических военных
Игра́х он будет вознесен,
И не за быстрый бег отменных
Коней пребудет здесь почтен.

Ему не подвиги кровавы
10 Венец дельфический дадут,
Не звуки труб военной славы
В Капитолийский храм введут;

Но эолийскими стихами
Тиво́ли нежные места
15 Воспеты с быстрыми струями
И рощей чистых красота.

Я зрю, что Рим меня включает
В число любимых им творцов,
Восстановителем считает
20 Элли<н>ских сладостных стихов.

Не мучусь завистию злою,
Спокоен в мыслях я моих;
О, Мельпомена, я тобою
Блаженств моих на верх достиг.

25 О ты, которая радеет
Сей лиры строй хранить моей,
Немым ты рыбам дать умеешь
Приятный голос лебедей.

Тобою жизнь я ощущаю,
30 Тобой я в славе знаменит,
И лестну степень занимаю
Среди лирических пиит.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 225226.

Ода II. К Мельпомене.


Ст. 5. Игры Истмические так названы от Истма, или мыса Коринфского, на котором оные отправлялись в честь Нептуну, и учреждены были Тезеем, как о том упоминает Плутарх.

Ст. 13. Эолия называлась часть Архипелагских островов. Эолийские стихи значат, что Гораций в стихах своих подражал греческим стихотворцам.


carm. iv iv qualem ministrum fulminis alitem...


Орел, царь птиц молниеносный,
Зевесовых хранитель тайн,
Ему отец богов всесильный
За верность скиптр препоручил,
5 Когда, похитив Ганимеда,
В небесное унес жилище;
Еще безопытен и юн
Является, когда весенни
Дожди из тучей лить престали;
10 Ему вспомоществует ветр.

Врожденну силу ощущая,
Он крепость испытует крыл;
Но вскоре страшный неприятель
Стремится быстро на стада,
15 И, жаждущ к до́бычам и битвам,
Подобно как стрела из лука
От облак упадает вниз
Против ужаснейших драконов,
Ему ничто тогда не страшно,
20 И только ищет лишь побед.

Или́ как лев разгоряченный
Является пере́д тельцом,
Пасущимся в лугах приятных, 
Он жертва первая его.
25 Так зрелся венделициянам,
Воюя при горах Альпийских,
Герой, непобедимый Друз!
Сии строптивые народы
Победами распространили
30 Наследный, древний свой предел;

Но им премудро отраженны,
Уведали, кто сей герой;
Познали, что есть прозорливость,
Что истинный природный дар,
35 Устроенный в чертогах бога;
Любовь познали и раченье,
Что Август завсегда питал
К младому воину Нерону;
Он знал его геройски свойства,
40 Предвидел, чем он должен быть.

Великие на свете люди
От славных род ведут мужей;
Мы зрим пример в быках и ко́нях 
Рождал ли голубя орел?
45 Однако ж труд и наставленья
Дары природы укрепляют.
Кто воспитанья не имел 
Родятся скоро в том пороки,
И обратят то в поношенье,
50 Чем должен быть прославлен он.

Чем Рим не одолжен Неронам?
Спросите  знает Аздрубал,
Спросите вы реку́ Метавру,
Спросите тот счастливый день,
55 В который слава и победа
Взор первый, кроткий обратила
На воев римских и вождей.
С тех пор, как пламени подобно,
Кой лес сухой собой объемлет
60 И мечет искры до небес,

Или́ как вихорь возмущает,
Ярясь, сицильские валы, 
Так по градам италианским
Свирепый ужас, Аннибал,
65 Везде с жестоким войском сеял;
Но с дня сего всегда победа
Венчала сча́стливых римля́н;
От карфагян опустошенны,
Узрели храмы наших предков,
70 За них отмщающих богов.

«Как на оленей боязливых,
Определенных в снедь волкам, 
Так мы на римлян нападаем, 
Вещал неверный Аннибал, 
75 Хотя и то поставить можно
В число побед над сим народом 
Чтоб их погони избежать.
Сей род, исшед из пепла Трои,
Носимый бурями морскими
80 Пристал к авзонским берегам;

Как дуб, секирой пораженный
Алгиды на крутых верхах,
Младые ветви извлекает
И силу новую из ран.
85 Лишеньем Гидра глав ужасных
Столь стра́шна не была Ираклу,
Кой трепетал быть побежден;
Колхида и стовратны Фивы
Чудес подобных не являли;
90 Ничто не соравнится им.

Повергни их с высот в стремнины 
В сиянье новом излетят;
Рази и нападай с стремленьем 
Они к ногам попрут врагов.
95 Дают сражения велики,
От коих слава не умолкнет,
И будет вечно всем гласить 
Уже прошли те дни веселы,
Как я с победой в Карфагены
100 Гонцов летящих посылал.

Сокрылась слава и надежда,
Не вижу прежних я побед,
И все исчезло с Аздрубалом;
Ничто не может устоять
105 Проти́в усилия Неронов;
Юпитер сам их защищает,
Он сам победы их вершит;
Их бодрственная прозорливость
Опасны случаи предвидит
110 И отвращать умеет их».

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 227231.

Ода III. Воспевает победу Друза.


Ст. 25. Венделицияне. Народ, живший на берегах Дуная и простиравший свои набеги до гор Альпийских и далее.

Ст. 53. Метавра. Река в Италии, впадающая в Венециянский залив.

Ст. 80. Авзония. Древнее имя Италии.


carm. iv v divis orte bonis, optume romulae...


О щедрый дар богов небесных,
Защитник храбрый римских чад,
Источник нам отрад не лестных 
Приди, утешь собою град!
5 Уже давно тебя лишаясь,
Мы, в скуке горькой погружаясь,
Всяк час нетерпеливо ждем
Того, что обещал Сенату;
Явись нам радостей к возврату,
10 Блесни в отечестве своем!

Когда мы зрак твой созерцаем,
Весне подобный тихий вид,
Приятней дневный свет встречаем,
Яснее солнца луч горит.
15 Как нежна мать, лишася сына,
Что ветром строгая судьбина
От отческих отгнав брегов,
Пространством моря разлучает, 
Очей слезящих не спускает
20 Она с бушующих валов.

Тебя так, кесарь, с воздыханьем
Мы ныне жаждем зреть, любя;
Горим усерднейшим желаньем,
Нет в Риме счастья без тебя.
25 Твоим присутством в дни счастливы
Церера одаряет нивы;
В лугах приятнейших стада
Обильной паствой насыщает;
Пороки правда прогоняет,
30 Бегут коварство и вражда.

Безбедно в путь купец стремится
Не зная страха на валах,
И нежна матерь веселится,
Зря бодрый дух в своих сынах.
35 Законы, истина яснеют;
Порок, невежество бледнеют;
И воин, лаврами венчан,
Покой отечеству дарует,
Бесстрастно с скифами воюет,
40 Пренебрегает злость парфян.

Кто может при тебе бояться
Германских варварских полков?
Войны́ кто будет опасаться
От иберийских берегов?
45 Здесь виноградарь веселяся,
На хо́лме целый день трудяся,
Спокойно в тихий дом идет,
Там свежее вино вкушает,
Притом с восторгом вспоминает
50 Тебя и яко бога чтет;

Мольбы усердные возносит,
В тебе спокойство зря свое,
Вино богам он в дар приносит
И с ними имя чтет твое.
55 Так греки жертвы возжигали
И вместе громко прославляли
Касто́ра имя до небес;
Любуясь сча́стливой судьбою,
Воспоминали, что виною
60 Их блага, славы  Геркулес!

Продли, о Небо, благоденство
И здравие твое храни,
Дай видеть счастья совершенство 
Се наши есть мольбы одни,
65 Которы бог небес внимает,
Тогда, как солнце начинает
Свой путь и в мир приводит день;
Как ночи тьмой свет дневный тмится,
Как лунный блеск с небес стремится
70 И озаряет мрачну тень.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 231233.

Ода IV. К Августу. Призывает его в Рим.


Ст. 15. Г. Ломоносов поместил свою мысль, или, лучше сказать, перевел некоторые стихи оды сей, в Оде своей к императору Петру III на прибытие его из Голштинии.

Как мать стенаньем и слезами
Крушится о сыне своем,
Что он противными ветрами
Отгнан, живет в краю чужом и пр.

Ст. 44. Иберией называлась в древности нынешняя Грузия, Имеретия и Мингрелия, хотя сия последняя в особенности известна была под именованием Колхиды.


carm. iv vi dive, quem proles niobaea magnae...


Внемли, великий бог, моленье!
Тебя в восторге я пою!
Тобой Ниобы дерзновенье
Прияло люту казнь свою.

5 Тифей сражен твоей рукою,
Равно и греческий герой 
Хоть потрясал уже он Трою,
Почувствовал гнев строгий твой,

Хоть от богини в свет родился,
10 Хоть он в деснице с копием
Как вихрь проти́в врагов стремился,
Не уязвим не быв ни кем.

Как дуб, секирою сраженный,
Иль Аквилоном кипарис,
15 Тобою пал он, чувств лишенный;
Троянски храмы потряслись!

В коне, Минерве посвященном,
С дружиной не был заперт он,
Чтобы́ коварством ухищренным
20 Напасть на спящий Илион.

Приличным подвигом герою
Он мог бы Трою покорить,
И сильною своей рукою
Все в прах и пепел обратить.

25 Он в колыбелях сокровенных
Младенцев мог пожечь огнем,
И в свет еще не порожденных
Сразить безжалостно мечом 

Когда б отец богов, смягченный
30 Венеры просьбой и твоей,
Не захотел, чтоб новы стены
На сих брегах воздвиг Эней

И в сей священнейшей ограде
Хранил вовек род славный свой.
35 О бог, ведущий нас к отраде, 
Ты наставляешь Муз собой,

Ты глас их нежный устрояешь,
И русые свои власы
В потоках Ксанта омываешь 
40 Внемли меня в сии часы!

Внемли сердец и душ забаву,
И мне щедроты покажи;
Моей латинской лиры славу
В веках дальнейших поддержи!

45 Феб, Феб меня воспламеняет!
Феб лиры строй хранит моей!
Пиита титлом украшает
И многим счастьем жизни сей!

Римля́нки юны и римля́не,
50 Троянов сильных храбрый род,
Цветущи славою граждане,
Мужей великих в свете плод 

Богини вы щедроты зрите,
Зверей разящей средь лесов;
55 Внемлите тщательно, внемлите
Согласию моих стихов!

Когда на лирах петь начнете
Латоны сына при струях,
Или́ с восторгом вознесете
60 Диану в громких похвалах,

Ту, коя жатвы награждает,
Нам свет в ночи дает собой,
Круг лунный быстро обращает,
Приводит тихость и покой.

65 И как Гимен в своем уставе
Союз положит верный вам,
Скажите  пели мы в забаве
Стихи, приятные богам.

Мы стройны гласы возвышали,
70 Ища потомственных похвал,
И меру верно сохраняли,
Гораций кою предписал.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 234237.

Ода V. Гимн Аполлону и Диане.


Ст. 3. Ниоба, дочь Тантала, дочь Пелопса, супруга Амфиона, царя фивского. Имела много детей, чем гордилась, и пренебрегала Латону. Дети ее были побиты стрелами Аполлона и Дианны, а она превращена в мрамор.

Ст. 39. Ксант. Источник при горе Иде, что в Мисии.


carm. iv vii diffugere nives, redeunt iam gramina campis...


Бореи наглы удалились,
Протек зимы суровый хлад,
Листками ветви древ покрылись,
Весна явилась с тьмой отрад.
5 Цветы средь зелени блистают,
И полны реки протекают
Подъемлясь выше берегов.
Нагие Грации прекрасны
И нимф хор нежных велегласный
10 Поют красу долин, лугов.

Являют то премены года,
Что нет бессмертья в жизни нам.
Весенних тихих дней погода,
Прогнав зиму, велит вода́м
15 Расторгнув узы, вниз стремиться;
За нею лето появи́тся,
По лете осень настает;
Приятное проходит время,
Она ж, плодов принесши бремя,
20 Зиме владенье отдает;

Зима приносит хлад с собою,
Являя краткий, мрачный день,
За то сребристою луною
Ночную озаряет тень.
25 А мы, как с жизнью разлучимся,
Направим путь в места, где скрылся
Богобоязливый Эней,
Где ныне Тулл и Анк богатый;
Не возвратим своей утраты,
30 Простимся вечно с светом дней.

Увы! Никто того не знает,
И может се последний день
Тебя веселье днесь прельщает 
А завтра будет прах и тень.
35 Наследник алчный появится,
Твое богатство расточится
Его роскошною рукой;
И только жизни нить прервется,
Мино́сом тотчас изречется
40 Непременимый жребий твой.

Ни святость жизни, ни геройство,
Ни красноречие, Торкват,
Ни кроткий нрав, ни благородство
Уже тебя не воскресят.
45 Там будет тень твоя сокрыта;
Сама Диана Гипполита
Оттоль не может свободить;
Ниже́ Тезей, герой Вселенной,
Не мог из пропасти подземной
50 В свет Пиритоя возвратить.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 237239.

Ода VI. К Торквату.


Ст. 46. Гипполит. Сын афинского царя Тезея, убитый своими лошадьми. Диана любила его за чистоту нравов и за привязанность к звериной ловле.


carm. iv viii donarem pateras grataque commodus...


Когда б Паррасия искусством
Или́ Скопа́са я владел,
И мог богов, героев славных
Из мрамора образовать,

5 Иль кисти верными чертами
И блеском красок дорогих
Потомству предавать их виды,
Храня в позднейши времена, 

Тогда б друзьям я, в знак усердья,
10 Драгие вазы подарил,
Иль древние ваянья меди,
Или́ треноги пиршества́.

Сие у греков почиталось
Наградою великих дел;
15 А лучшие б тебе оставил,
Блистательнейший Цензорин!

Но знаешь ты сие, конечно,
Что я лишен таких даров;
К тому ж ты столько их имеешь,
20 Что более нельзя желать.

Ты чтишь и любишь стихотворство,
Тебе стихи я посвящу;
Владей ты песнями моими,
И цену им определяй.

25 Ты надписи, мы кои видим
На памятниках громких дел,
Что, возвращая жизнь героям,
Бессмертием венчают их.

Побег ужасный Аннибала,
30 Неукоснительный возврат,
Разрушенная Карфагена,
И в узах африканский род

Не с большей славою являться
Потомству будут в поздний век,
35 Как песни стройны стихотворца
В Калабрии узревша свет.

Чем наградится добродетель,
Коль будут письмена молчать;
Чем стал бы Марсов сын великий,
40 Создатель первый римских стен 

Когда б немая зависть смела
Молчанье положить словам,
И воспятила б дел сиянью
Достигнуть в наши времена?

45 Любовь, искусство стихотворцев
И их могущественный глас
Спасли правдивого Эака,
Вместя в блаженные страны.

Бессмертьем награждают Музы
50 Любя́щих истину людей,
Дают жилище им небесно
И там счастливыми творят.

Чрез них герой неутомимый
В делах великих, Геркулес,
55 Небесную вкушает пищу
И собеседует богам.

Чрез них звезда сынов Тиндара
От бурь спасает корабли,
Лучи которой златозарны
60 Пловцам отраду подают.

Чрез них зрим гедерой венчанна
Мы Бахуса среди забав;
Чрез них он скуки отвращает
И всех желания вершит.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 239242.

Ода VII. К Цензорину.


Ст. 12. Треноги, на которых древние в праздничные дни вешали конобы, или котлы, наполненные вином, и, черпая из оных, подавали гостям. Сии треноги были по большей части серебряные, высокой работы, с разными изображениями, равно как и конобы, или котлы. Два подобные сим в 1812 году найдены были в Молдавии в земле; на одном из конобов изображена была чеканной работой повесть Актеона, а на другом  Дафны и Аполлона. Сии конобы и треноги были серебряные, и отосланы в хранилище государственных редкостей в С.-Петербург.

Ст. 36. Говорит о самом себе.


carm. iv ix ne forte credas interitura quae...


Времен дальнейших строгость вида
Пиита глас не заглушит;
Рожденна при струях Авфида
Потомство память сохранит.

5 Стихом, доселе неизвестным,
Он первый в Риме возгремел,
Эллидским гласом Муз прелестным
Богов и смертных в жизни пел.

Хотя Гомера знаменита
10 Пребудет лира навсегда,
Но муза Пиндара забыта
Не будет также никогда.

А с ним Алцея, Стезихора,
И Симонида стройный глас,
15 Достойные парнасска хора,
Пленять собою будут нас.

Еще Анакреон прельщает
Забавами сердца людей;
И Сафы огнь еще пылает,
20 Еще вздыхает каждый с ней.

Елена не одна пленилась
Очей блистающих красой,
С отечеством своим простилась,
Забыв и славу, и покой.

25 Не раз троянские пределы
Осадой были снесены;
Тевсер не первый верны стрелы
Умел метать среди войны.

Одни ль того достойны стали
30 Стелен и с ним Идоменей,
Чтоб Музы в песнях прославляли
Их славны битвы в жизни сей?

Дейфеб и Гектор знаменитый
Одни ль для отческой земли,
35 Для чад, супруг своих защиты
Себя на жертвы принесли?

Героев до Атрида зрели,
Но их сиянья луч утих 
Они пиитов не имели,
40 Никто не ведает о них.

Коль глас пиит не прославляет
Героя славу, блеск, честе́й 
Един он жребий получает
С презренным смертным в жизни сей.

45 Моих стихов, о Лоллий, сила
Пребудет дел твоих хвалой;
Не потерплю, чтоб древность крыла
Твоих достоинств тьмы собой;

Чтоб время быстрыми крылами
50 Могло затмить геройский дух,
Души сиянье с красота́ми
Преславной множеством заслуг;

В делах рассудок просвещенный,
Любящий честность, правоту,
55 Против корысти ополченный
И зрящий гордых суету.

Не в год один ты сохраняешь,
О Лоллий, консула степе́нь;
Но честностью себя являешь
60 Ее достойным всякий день.

Всегда меч правды для защиты
С тобой против ее врагов;
Им зришь ты путь себе открытый
Промеж толпящихся льстецов.

65 Не тот блажен, кто обладает
Богатством многим в жизни сей,
Но тот, кто в пользу обращает
Дары богов для всех людей;

Кто скудость преносить умеет,
70 Кому страшнее грех, чем смерть,
Кто за друзей, за ближних смеет
И за отечество умреть.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 242245.

Ода VIII. К Лоллию.


carm. iv x o crudelis adhuc et veneris muneribus potens...


Ты, который жизнь проводишь
В юных днях еще своих,
И дарами превосходишь
Афродиты всех других,

5 Не гордись своей красою;
Знай, что темною брадою
Скоро щеки обрастут,
Нежны розы ей затмятся,
Вдруг морщины появятся,
10 Цвет, приятность пропадут.

В зеркале когда увидишь
Пременившийся свой вид,
Прежню мысль возненавидишь,
Горесть дух твой возмутит.

15 Скажешь: «Ах! Почто иные
Мысли в дни имел младые?
Забывал грядущий страх,
Что дни юны быстро мчатся;
И почто не возвратятся
20 Нежны розы на щеках?»

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 245246.

Ода IX. К Лигурину.


Ст. 4. Афродита, или Венера.


carm. iv xi est mihi nonum superantis annum...


Уж бочка целая готова
Девятилетнего вина;
Как ты блистаешь красотою,
Так сад мой  множеством цветов;
5 Они листочки распустили,
И для венков тебе готовы.

Сосуды сре́бряны блистают,
Украшен зеленью алтарь.
Тебя я только ожидаю,
10 Чтоб агнца в жертву принести.
Мои все слуги суетятся,
Готовя пир великолепный.

Подъемляся, великий пламень
Вихря́ми гонит мрачный дым;
15 Но до́лжно мне сказать, к какому
Тебя зову я торжеству 
Мы день почтим, кой разделяет
Венерин месяц на́ две части.

Се день  поистине блаженный,
20 Достойный множества торжеств;
Его я больше почитаю,
Чем день рожденья моего 
Се день, с которого любезный
Меце́нат дни свои считает.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 246247.

Ода X. К Филлиде.


Ст. 18. Венерин месяц  так назывался месяц март.


carm. iv xii iam veris comites, quae mare temperant...


Уже дыхание Зефира
Колеблет тихо древеса;
Зовет весну к отраде мира
И надмевает паруса.

5 Исчезли бури, льды и снеги,
Умолк меж дебрей шум ветров,
Смирились рек шумящи беги,
Не слышен стон морских валов.

Итиса смерть воспоминая,
10 Цекропса лютость, вечный стыд,
Уж плавно воздух рассекая,
Прогнея вить гнездо спешит.

В лугах зеленых и душистых
Веселы сонмы пастухов
15 На их свирелях голосистых
Поют красу драгих часов.

Поют и эхо повторяет
Различных радостей собор;
Бог нежны песни их внимает,
20 Любящий тень Аркадских гор.

Ты зришь, Виргилий мой любезный,
Труды что время отложить,
И дар тот Бахуса полезный
В приятной роскоши вкусить.

25 О ты, лелеемый судьбами
Любимец знатных всех людей!
Когда вино пить хочешь с нами?
Благоуханных дай мастей!

На место кубков тех сиянья,
30 Хранит Суплиций что скупой,
Послужит нам для наливанья
Нардийский оникс небольшой.

Вино мое родит утехи,
Заботы гонит, скорбь души;
35 Коль хочешь радость зреть и смехи,
На сем условье к нам спеши.

Спеши, еще я повторяю,
И не забудь принесть мастей;
Знай  даром я не угощаю,
40 Как водится у богачей.

Оставь высокие науки,
Труды забвению предай;
А жить на свете чтоб без скуки 
Забавы с мудростью мешай.

45 Хотя учение любезно
И сильно сердце усладить,
Но также в жизни нам полезно
Себя на время позабыть.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 247249.

Ода XI. К Виргилию.


Ст. 9. Итис. Сын Терея, царя фракийского, и Прогны, или Прогнеи; мстя за сестру свою Филомелу, убил мать свою, которая превращена была потом в ласточку.

Ст. 32. Нардийский оникс. Рюмка или бокал, сделанный из слоистого агата.


carm. iv xiii audivere, lyce, di mea vota, di...


Слух к молениям имея,
Вняли боги голос мой.
Ты состарилась, Лицея,
И казаться мнишь младой.

5 Ты к игра́м еще стремишься,
Веселяся в пиршества́х,
Ты резвиться не стыдишься,
Забывая о лета́х.

Но любовь  такая птица,
10 Истинны сии слова,
Никогда что не садится
На увялые древа.

Твои выпадшие зубы,
Седины, померклый взгляд
15 Ей наносят страх сугубый
И далёко прочь стремят.

Ни алмазов блеск и сила
Лет твоих не скроют тех,
Кои летопись вместила
20 В книге памяти для всех.

Что, Лицея, что ты стала?
Где румянец делся твой?
Та Лицея, что блистала
Предо всеми красотой, 

25 Та Лицея пременилась!
Где приятные черты?
Где улыбка, нежность скрылась?
О судьба, что строишь ты?

После милыя Цинары,
30 Что сердца́ пленяла всех,
Та жестоки зрит удары,
Зрит конец своих утех.

В юности без обороны
Рок Цинары дни сразил;
35 Он же старостью вороны
Здесь Лицею наградил.

Младости на посмеянье
Ей оставил свет в очах,
Коя, видя все терзанье,
40 Зрит почти истлевший прах.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 250251.

Ода XII. К Лицее.


carm. iv xiv quae cura patrum quaeve quiritium...


Каким витийства напряженьем,
Какою новой похвалой,
Каким в восторге звучным пеньем
Тебя народ прославит твой?
5 Как в памятниках вознесенных,
Как в книгах истины священных
Дела твои провозгласят?
Как почесть воздадут пристойно,
Чем могут вознести достойно
10 Тебя римля́не и Сенат?

Хотя от века устремляло
Свой солнце блеск в златых лучах,
Тебе подобна не встречало,
Монарх, великого в делах.
15 Крепя дни счастия гражда́нам,
Явил ты венделициянам
Оружья силу и покой;
Не раз победы совершая,
Твоею ратью управляя,
20 Прославил Друз себя войной.

Уже низверглись им гелоны,
И бренты кажут кроткий взор;
Познали им твои законы
Верхи Альпийских страшных гор.
25 Се под твоим знаменованьем,
Исполнясь храбрости пыланьем,
Дает кровавый бой Нерон;
Превыше зависти, наветов
Разит полки ужасных ретов
30 И торжествует в славе он.

О, сколь велик он всем явился
Среди смутившихся полков!
Сколь храбро с воинством стремился,
Презрев усилия врагов!
35 Как Аквилон, когда Плеяды
Прострут из облак бледны взгляды,
Теснит собой валы морей,
Разверзнув бездны, взводит горы,
Мрачит трепещущие взоры,
40 И ужас шлет природе всей;

Или́ как Давновы пределы
Страшит разлитьем вод Ауфид;
Шумит, влечет плоды созрелы 
От рева лес и брег дрожит! 
45 Так сей герой неутомимый,
Подобно Марсу в битве зримый,
Железных войск летя в среды,
Предвозвещая гибель страхом,
Разил руки единым махом
50 Сомкнуты многие ряды!

Разил  и вражьи сверг наветы,
Щадя ущерб своих полков.
Но он имел твои советы,
Твоих героев и богов.
55 Три пятилетия свершились,
Когда тобою возмутились
Александрияне в день сей 
Когда и пристань, и ограду
Оставили побед в награду,
60 Бежа меча руки твоей.

Еще раз счастье пожелало
Прославить день великий тот,
И новым лавром увенчало
Твоих величие доброт.
65 Неукротимые кантабры,
Парфяне, скифы и сикамбры
Уже тебя боготворят!
Индийцы, африканцы, церы,
Бессмертных видя дел примеры,
70 В тебе римля́ней бога зрят!

Начало кроющий рожденья,
Обильем славящийся Нил,
Победы зря, средь удивленья
Тебе колено преклонил.
75 Дунай и Тигр быстротекущий,
Окрест Британии ревущий
Неизмеримый океан,
Иберы, галлы, геты дики,
Твои чтя подвиги велики,
80 В тебе своих зрят бога стран.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 252254.

Ода XIII. К Августу. Прославляет победу Тиберия.


Ст. 22. Бренты. Народ. Брента княжество, ныне графство Брайна, что в Австрии.

Ст. 29. Реты, рети или гризоны. Так называлась вся Швейцария.

Ст. 57. Александриян. Жители города Александрии, что в Египте.

Ст. 71. Во время Августа и гораздо после его, начало Нила было неизвестно. А ныне знают, что река сия начинается при горе одной в Абиссинии, в королевстве Гайамском, в земле, именуемой Аеус.


carm. iv xv phoebus volentem proelia me loqui...


Я петь хотел падущи стены,
Оружья блеск среди огня;
Но Феб, представ рагоряченный,
Ударил лирою меня.

5 «Героев петь тебе ли в споре? 
Он рек во гневе мне своем, 
Как смеешь ты пускаться в море
На малом челноке твоем?»

Когда господствует над нами
10 Побед являя кесарь гром,
Поля красуются цветами,
Покрыты нивы зрим плодом.

Уже возвращены знамена
Богов в отечественный град.
15 О, сколь счастливая премена!
Парфянски храмы их не зрят.

Мир Януса врата к покою
Рукой победы затворил;
Астрею возвратил собою,
20 И доблесть в нас восстановил 

Она величье составляла,
Гоня коварство и порок,
И власть римля́н распространяла
От стран запа́дных на восток.

25 Доколь власть кесаря продлится,
Междоусобие, вражда
В страна́х его не возродится,
Не у́зрим зависти вреда.

И месть, ужасною рукою
30 Кующая мечи в градах,
Не может нас страшить собою;
Покой и мир во всех местах.

Живущи на брегах Дуная,
И те, пои́т которых Дон,
35 Парфяне, геты, церы, зная,
Почтут вовек его закон.

А мы, во дни торжеств и славы,
И в каждый день средь благ таких,
Храня старинны предков нравы,
40 Да воспоем богов своих.

С жена́ми, с чадами, с друзьями
К свирелям приобщая глас,
Героев вознесем хвалами,
Блиставших славою средь нас.

45 Воспев великие их бо́и,
Анхиза сына вспомянем;
Везде мешая имя Трои,
Мы дни в блаженстве проведем.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 255256.

Ода XIV. К Августу. Сколь благополучен Рим под его владением.


Ст. 34. Древние называли реку Дон Танаисом.


carm. saec. i phoebe silvarumque potens diana...


Оба хора вместе

О Феб! И ты, в ночи блистающа лучами
Дианна, в тишине владеюща лесами;
Светила красотой служащи небесам 
5 Внемлите вы в сей день мольбам, взносимым к вам!
В сей день, священный день великий и веселый,
В кой девы, юноши, оракул вняв Цибеллы
И покоряяся небесных воле слов,
Поют хвалы богам своих семи холмов 
10 Воззрите с кротостью на римскую державу
И утвердите нам наследну предков славу.

Младые римлянки

О ты, которая любви готовишь плод,
Иллития! Внемли, внемли наш глас с высот!
15 Благими помогать спешащая судьбами
Женам, которы ждут назваться матерями.
Богиня! Сохраняй вовеки род римлян,
Благословляй Гимен, дающий нам граждан,
Когда ж взывание под именем Лицины
20 Приятнее тебе  воззри в сии долины!

Вместе

Да веки новые средь счастья и отрад
Священно торжество сие возобновят,
Что ныне празднуем тринощно и триденно,
25 О Парки! Коих власть вершится непременно,
Прибавьте новые еще триумфы нам,
И славу многую к прошедшим временам!
Да изобилие явится в полной мере,
Да соплетем венцы Помоне и Церере,
30 Да неба чистота и тока здравых вод
Питают и живят собою всякий плод.

Младые римляне

О Феб! Вложи в колчан свои блестящи стрелы!
О Феб! Услышь младых римлян во дни веселы!

35 Младые римлянки

Диана щедрая, богиня чистоты,
Услышь взывания младых римлянок ты!

Вместе

Коль создан вами Рим, коль ваша оборона
40 Могла спасти граждан печальна Илиона,
Коль повелели вы сим римлянов отцам
Пристать в бедах своих Гетрурьи к берегам 
Когда отечества Эней узря кончину,
Средь Трои пламени, предчувствуя судьбину,
45 Путь дальний предприял, пренебрегая страх,
Чтоб царство новое устроить в сих странах.
Явите юность вы меж нас трудолюбивой,
Путь к добродетели откройте ей счастливой;
Да старость в тишине увидит луч отрад,
50 И роду Ромула пошлите храбрых чад.
Создайте благости своей во всем примеры,
Да августейша кровь Анхиза и Венеры,
Что жертвы пышные приносит ныне вам,
Отмстит завистливым и дерзостным врагам;
55 Покорным же простит ее священной воле.
Ужасна на водах, ужасна брани в поле
Уже десница их страшит в бою парфян,
Единым зрением оружия римлян.
Индийцы гордые и скифы удаленны,
60 Уже навек ее законам покоренны,
Уж вера доблесть, мир, времян дальнейших честь
Являются везде, прогнав порок и лесть;
Уже обилие, богатство и блаженство
Счастливых дней средь нас являют совершенство.

65 Младые римляне

О бог гадателей! Носящий светлый лук,
Отрада чистых муз, источник тех наук,
Что избавляют нас страдания и стона;
На царство Римское воззри с престола трона,
70 Яви щедрот лучи Италии странам,
И веки новые пошли во славе нам.

Младые римлянки

Любяща гор верхи, дыхания зефиров,
Да преклонит свой слух к мольбам квиндецимвиров,
75 И с Авентинских гор иль от Алгидских стран
Услышит глас младых отечества граждан.

Вместе

Мы верим, что Зевес и боги все предвечны,
Желанья наши вняв сии чистосердечны,
80 Благоволят свершить нам жребий свой благой,
И, утершаяся надеждою такой,
В жилища отнесем ту радость несказанну,
Воспев в восторге здесь и Феба, и Дианну.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», СПб., 1816, ч. 1, с. 299303.

Поэма на новое столетие, или Гимн Аполлону и Диянне. Юношество римское, разделенное на два хора; поют они попеременно.


Ст. 9. Семи холмов. Рим построен был на семи холмах.

Ст. 14. Иллития, Лицина. Так называли Дианну призываемую при браках и детородстве.

Ст. 42. Гетрурьи. Гетрурия, ныне Тоскана.

Ст. 52. Кровь Анхиза и Венеры. Эней был сын Анхиза и Венеры.

Ст. 67. Источник тех наук. Аполлон почитался богом гадателей и врачебной науки.

Ст. 74. Квиндецимвиров. Квиндецимвиры были чиновники высокого значения; они хранили книги Сивиллов, и им одним только позволялось читать оные. Тацит был в числе оных, и говорит, что при торжестовавании нового столетия исполняли они особенные молитвенные обряды; но в чем точно таковые состояли  того не объясняет.


ep. i ibis liburnis inter alta navium...


Итак, ливурну воружая,
Идешь, любезный Меценат!
Идешь, беды́ предупреждая,
Которы кесарю грозят;
5 Идешь сражаться с кораблями,
Что башни кажут над кормами.

Что будет без тебя со мною?
Смягчится горесть чем моя?
Как мне предаться здесь покою,
10 Когда тебя лишаюсь я?
Как снесть разлуки час ужасный?
Пущусь с тобой в моря опасны!

Но станет ли довольно силы
Пренесть толикие труды?..
15 С тобой они мне будут милы,
не страшны бури, ни беды́,
Ни океан, ни Альп вершины,
Ниже́ кавказские стремнины.

А там какое вспоможенье
20 Даст спутник слабый, ка́ков я?
Нет; там избавлюсь я смущенья,
Спокойней будет грудь моя.
Всяк смертный более страдает,
Когда не зря опасность знает.

25 Птенцов своих хранить радея,
Крылами кроет птица их,
Страшится приближенья змея;
Но возмущения о них
Ни с чем не могут быть сравненны,
30 От ней птенцы коль удаленны.

Тогда спокойствия не знает,
Не в силах грусть она снести;
Но может ли, сколь ни страдает,
Своим присутством их спасти?
35 Хотя не может  к ним стремится,
Когда близка опасность зрится.

Так буду я питать заботы,
Твое спасение любя,
Да вящи обращу щедроты
40 И большу благость на себя.
Но  ах!  желаний совершенство
Умножит ли мое блаженство?

Нет; плуг прибавлен ни единый
Не будет для моих полей;
45 Стада в луканские долины
До наступленья знойных дней
Не буду гнать, спеша заране;
Не у́зрят их при Тускулане.

Не только я богат довольно,
50 Излишне награжден тобой;
И должно ль в жизни своевольно
Сбирать богатства как скупой?
Иль, роскошию быв прельщенну,
Их расточать как развращенну?

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 259261.

Эпода I. К Меценату. Гораций хочет последовать за ним на войну против Антония.


Ст. 1. Ливурна. Так назывался особый род легкого судна, изобретенного в Ливурне, или Ливорне.

Ст. 45. Лукания, ныне Базиликанта. Провинция в Неаполе между Капитанаты и Калабрии.

Ст. 48. Тускулан, или Тускулам, ныне Фраскати. Город, красивый своим местоположением, неподалеку от Рима.


ep. ii 'beatus ille qui procul negotiis...


Блажен, сует кто удаляясь,
Живет в наследии отцов,
За счастьем ложным не гоняясь,
Покой вкушает средь трудов.

5 Не слышит трубного взыванья,
Мятуща воина покой;
Морей не видит волнованья,
Пловца страшащего собой.

За тяжбами он не стремится,
10 Являясь с просьбами в судах,
И пресмыкающим не зрится
Вельможей гордых при вратах.

Но в мире дни ведя счастливы,
В трудах находит тьмы отрад 
15 Наследны угобжает нивы,
Иль насаждает виноград;

Или́ сухие отсекает
Древес он ветви иногда,
Или́ в долинах созерцает
20 Пасущись тучные стада;

Или́, налив сосуды полны,
Хранит от пчел избранный мед,
Иль, облегчая в зной от во́лны,
Собрав овец своих, стрижет.

25 Когда ж, украшенна плодами,
Явится осень средь полей 
Как он любуется трудами,
Награду видя их от ней.

Спокойствием питая душу,
30 Прельщает сердце, разум свой;
О, сколь сорвать приятно грушу,
Возделанну своей рукой!

Иль, винограда кисти зрелы
От гибких отделя кустов,
35 Хранящих мирные пределы,
Почтит сей жертвою богов.

Нередко он в тени древесной
На мягких возлежит лугах,
Шумит источник где прелестный,
40 Виясь в излучистых брегах.

Там свисты птичек голосистых
В прохладных рощах внемлет он;
Потоков там журчанье чистых
Ему наводит сладкий сон.

45 Когда ж покроется снегами
Земля в унылости своей 
Тогда, сопровождаем псами,
Спешит в леса искать зверей;

Иль, сети скрыты расставляя,
50 Он птиц и зайцев тененит;
Успехом хитрость награждая,
Корысть в своих забавах зрит.

Среди такого упражненья
Возможно ли когда скучать?
55 И можно ль горды попеченья
Навек забвенью не предать?

Но если счастье разделяет
Любезная жена в дому,
Детьми, хозяйством управляет,
60 Помощницею быв ему,

Женам апулляней подобна,
Или́ сабинкам прежним сим.
Заботлива, при том незлобна,
К трудам привыкша полевым,

65 Котора б житницы смотрела,
И собирая волну,  лень,
Стыда бы в том себе не зрела,
Что огнь рукой ее возжжен;

Домову б снедь приготовляла,
70 В обилье собственных потреб,
Вино б в сосудах поставляла,
Млеко́, плоды, и свежий хлеб 

Кто мог бы в сих судьба́х счастливых
Еще толико заблуждать,
75 Чтоб яств заморских прихотливых
К отраде чувств своих желать?

Ни ионически фазаны,
Ни африкански каплуны,
Ни вина греческие пряны,
80 Ни сласти перския страны 

Не столь приятны, как оливы,
Родящиясь в его садах,
Созрелые простые сливы,
Иль собранный щавель в лугах;

85 Или́ ягненок упита́нный,
Или́ младой козленок сей,
Что в праздник Терминов закланный,
Избегший лютости зверей.

Сколь мило видеть сонм прислуги,
90 Внимать их песни и хвалы;
Как опрокинутые плуги
Влекут в вечерний час волы;

В ограду стадо как теснится,
Спеша с приятнейших лугов, 
95 Что может в свете с сим сравниться?
Что есть полезней сих трудов?

Уже словам моим внимая,
Сребролюбивый сам Алфей,
Богатства блеск пренебрегая,
100 Свой дух прельщает жизнью сей.

Уж деньги все свои считает,
Корысти он не хочет знать.
Но вдруг, раздумав, собирает
И ищет паки в рост отдать.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 262266.

Эпода II. Похвала сельской жизни.


Ст. 86. Термин. Бог границ и межей. Ему закалали жертвы, и предпочтительно козлов и овец, коим случалось быть в опасности от зверей, и коим приписывали спасение их бдительности сего бога; оных хранили всегда для праздника его. Занимающиеся скотоводством знают, что бывают такие овцы, а паче козлы, которые любят отлучаться от стада и тем подвергают себя опасности. Древние поскорее их резали, чтоб вместо Термина не были они жертвою волков.


ep. iii parentis olim siquis inpia manu...


Когда б, природы изверг страшный,
Сын столь неблагодарен был,
Чтоб, презирая грех ужасный,
Отца за деньги удавил,

5 Безбожна действия в награду
Явить чтоб муку и тоску 
Пусть не дают лютейша яду,
Но пусть наестся чесноку.

О вы, пришедшие трудиться
10 Жнецы с железом на поля!
Какая боль во мне таится,
Всю внутренность мою паля?

Змеина ль ядовитость сока
Смешалась в яствах ваших сих?
15 И не Канидия ль жестока
Сама приготовляла их?

Когда пленилася Медея
Язоном, греческим пловцом,
Тогда, в бедах его жалея,
20 Всего натерла чесноком;

Волы, что пламенем дышали,
Не могши яд терпеть такой,
Содро́гнулись и побежали 
Победу одержал герой.

25 И тем же ядом напитала
Дары соперницы своей,
Когда драконов запрягала,
Чтоб улететь потом от ней.

Апульский зной и яд Колхиды
30 Себя с сей мукой не сравнит,
Ни жар палящия хламиды,
Погиб великий чем Алкид.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 267268.

Эпода III. Против чеснока.


Ст. 15. Канидия была известная волшебница или чародейка в Риме.


ep. iv lupis et agnis quanta sortito obtigit...


Природа злобу поселила
Волкам навек против овец,
И мне подобну вкоренила
Проти́в душ низких и сердец.

5 О ты, рожденный для презренья
Раб гнусный, коего спина
В позор злодейства и хищенья
Сто крат плетьми испещрена!

Не кроют то богатства многи,
10 О изверг римския страны!
Взгляни, твои сколь тяжко ноги
Оковами измождены.

Хоть ты гордишься средь свободы,
Хоть ищешь всем свой блеск явить 
15 Но знай, что счастие природы
Не сильно в веке пременить.

Когда ты, пользуясь гуляньем,
Богатый кажешь свой убор,
Приметил ли с негодованьем,
20 Как всякий отвращает взор?

Или́ с каким тогда презреньем,
Вражды к тебе не кроя дух,
С прискорбием и с сожаленьем
Гласят прохожие вослух:

25 «Он сечен столько, всякий знает,
Что уж наскучил тем людя́м,
Которых должность заставляет
Кричать о том по всем местам.

Теперь в Фалерне он владеет
30 Обширной, лучшею землей,
В избытках многих не скудеет,
Блистает пышностью своей.

Теперь стал римским кавалером,
С вельможами в театре он
35 Сидит, и злым таким примером
Мрачит закон, что дал Оттон.

Проти́в злодеев с иждивеньем
На что суда вооружать?
Когда морским сим ополченьем
40 Разбойник будет управлять».

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 269270.

Эпода IV. Против Менаса, отпущенника великого Помпея.


Ст. 36. Закон Оттона позволял только одним патрициям, или старинным римским дворянам, занимать первые места в театре.


ep. v 'at o deorum quidquid in caelo regit...


«Скажи, Канидия, для имени богов,
Что значит сей твой взгляд смущенный и суров?
А ты, владела ли тобой любовь  не знаю, 
Но чадами тебя моими заклинаю;
5 Сим пурпуром, что мне напрасно возложен;
Юпитером, кой гнать злодейства устремлен
И коего сама ты гнев правдивый знаешь, 
Почто наставнику подобно ты взираешь,
Что в школе некогда прогневал я собой,
10 Иль так глядишь, как зверь, уя́звленный стрелой?»
Едва младенец рек, терзаемый тоскою,
Слова сии, как вмиг ужасною рукою
Одежды он свои растерзанными зрит.
Фракияна б смягчил его невинный вид!
15 Тогда Канидия, с висящими власами
И со вплетенными промежду кос змеями,
Волшебный взводит огнь, готовит весь состав,
Жжет множество она ужасных действом трав,
И кипарисные сучки, с могил ссеченны,
20 И кровью ящериц трикратно омоченны,
Рябые я́ицы, пух с перьями совы,
Прибавя к ним еще волшебной той травы,
Что зрят в Иберии, в Иолкосе, Колхиде;
Потом в смущении и полном страха виде
25 Кидает кость в огонь, дождав к то<му> часа,
Из зева вырванну у бешеного пса.
Меж тем волшебница подобна ей другая,
Ее все действия прилежно примечая,
В одежде высоко подобранной своей 
30 С власами жесткими как иглы у ежей,
Иль вепря дикого стоящие щетины,
Когда охотником он выгнан из долины, 
Повсюду окропя водою адский дом,
Та Вейя, смущена что быть не может злом,
35 Под бременем трудов в усилии стонает
И землю тяжкою мотыгою копает, 
На что течет с нее ручьем кровавый пот?
На то, что, как пловец, пускаясь в бездну вод,
По челюсть в ней сокрыт является волною, 
40 Чтоб также, но с тоской и мукою презлою
Младенца бедного в земле скорей зарыть
И голодом его безбожно уморить,
Вкуснейшей пищи вид вдали ему являя,
До тех пор, как совсем уж жизнь его кончая,
45 Гнев сердце иссушит и мозг его в крови,
И будет то служить приманкою любви.
Вещали и о том все знают суеверы 
Хоть превосходит то людей понятья меры,
В Неаполе одном не видят в том труда,
50 Что в ночь единую из дальних мест туда
Явилась Фолия, летя под облаками, 
Та Фолия, что всех страшит всегда чара́ми,
Что множество везде наделала чудес,
Что звезды и луну умеет снять с небес.
55 Тогда Канидия, оскаля черны зубы,
С грызением ногтей, свои кусая губы,
Вдруг стала говорить  что говорит она?
Коликим ужасом вся речь ее полна?..
«О вы, что зрите все теперь мои желанья,
60 Богини, коих власть. являясь средь молчанья,
При тайных торжествах страшит собою нас. 
Диана, Парки, Ночь,  внемлите вы мой глас!
Да внидет ваша месть, лишающа покоя,
В дом лютого врага, гордящягось над мною.
65 Меж тем как звери все в лесах вкушают сон,
Как слышен лишь в горах печальных те́ней стон,
Как только псы одни, встревоженны случа́ем,
Бродягу старого сопровождают лаем, 
Соделайте, чтоб яд успех свой возымел;
70 Ему подобного никто еще не зрел...
Что вижу я, в моем страданье сожалея?
Почто он не таков, как тот, каким Медея,
Сопернице своей являя месть и страх,
Ее одеждою преобратила в прах?
75 Меж тем, мне кажется, я все употребила;
Ни корня одного, ни зелья не забыла;
Но он спокойно спит, и презирает яд!
Сильнейши, может быть, чары́ его хранят?
О Варус, сколько слез прольешь ты средь напасти!
80 Ты новой хитростью в моей пребудешь власти;
Никто ее, никто свирепства не смягчит,
Никто спокойствия тебе не возвратит.
Пребудет гордость та в тебе порабощенна;
Падет с небе луна, разрушится Вселенна 
85 Иль будешь ты пылать любовию ко мне,
Как былие сие, горящее в огне!»
Тогда младенец, их не тщась трону́ть мольбами,
Но силясь изъяснить отчаянье словами,
И покоряяся мучениям презлым,
90 Подобно как Тиест стремит укоры к ним:
«Какие б хитрости вы не открыли новы,
Не сохранят они от мук, что вам готовы.
Я адским фуриям теперь вас предаю 
Исполнят небеса сию мольбу мою.
95 От мести жертвой вы себя не защитите,
Когда безжалостно мой век вы прекратите.
Я буду приходить вас в сне ночном смущать;
Я буду лица вам ногтями раздирать;
Как тень ужасная, страшатся коей люди,
100 Восседши ночью я на дышащие груди,
Смертельным ужасом нарушу сладкий сон.
Народ, познавши страх ваш томный, вопль и стон,
Каменьем будет гнать, в вас гнусных зря злодеев,
И наконец убьет как лютых чародеев;
105 А вороны потом с волками, что вас ждут,
Кровавы члены все на части разорвут
И кости по горе рассеют Эсквилине;
Да род мой, видя вас в ужасной сей судьбине,
Печаль свою о мне хоть мало умягчит,
110 И сим позорищем дух скорбный усладит».

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 271276.

Эпода V. Против чародейки Канидии.


В сей эподе изображает Гораций суеверия и вредные дела чародеек его времени.

Ст. 5. Пурпур означал благородное происхождение.

Ст. 23. Иолкос. Город в Фессалии при заливе Воло.

Ст. 49. Жители Неаполя почитались великими суеверами.

Ст. 62. Диана призывалась также и во время колдовства.

Ст. 90. Тиест, или Фиест, сын Пелопса и Гипподамии, брат Атрея, царя аргосского. Похитил у него златорунного овна и подаренного ему Меркурием, и в дополнение неистовства своего развратил жену его Эрту, дочь Эвристея, от которой имел детей. После многих продолжительных за сие ссор брат его Атрей предложил ему мир, и когда Тиест прибыл к нему, то Атрей велел убить его детей от жены своей и тела их приготовить в пищу. Тиест, узнав о сем, сказал ему самые жесточайшие укоризны, удалился и продолжал питать вечную вражду.

Ст. 107. Гора Эсквилина, в Риме, где после казни повергали тела преступников.


ep. vi quid inmerentis hospites vexas canis...


О боязливый пес, страшащийся волков!
Почто невинности ты кажешь ряд зубов?
Почто, почто ты не дерзаешь
Ко мне угрозы обращать,
5 Почто ты только тех кусаешь,
Которы за себя не в силах отомщать?

Как зрим мы иногда лаконских сильных псов,
Которых храбрость столь нужна для пастухов,
Так я, в горячности подобно,
10 Коль встречу зверя на лугах,
Гоню его с отвагой злобно
Чрез горы и поля, не ведая что страх.

А ты, наполнив лес весь лаяньем как трус,
Кидаешься всегда на первой яствы кус,
15 Которой глас лишь твой увидит.
Брегись, я страшен для врага!
Мой дух всех злобных ненавидит,
И всякого готов я взбросить на рога.

Подобно поступал давно Ликамбов зять,
20 И враг Бупалуса так злых умел карать.
Не думай, мыслью сей прельщаясь, 
Когда меня укусит кто,
Что буду плакать я, терзаясь,
И мщенья не явлю я скорого за то.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 276277.

Эпода VI. Против Кассия Севера, злословного оратора.


Ст. 19. Ликамб был родом из острова Пароса, отец Необулы; он обещал выдать ее за стихотворца Архилока, но потом отказал. Стихотворец сей сочинил против его столь сильные стихи, что он умер с досады.

Ст. 20. Бупалус, или Бупал. Славный ваятель; сделал истукан стихотворца Гипонакса весьма в смешном виде, а сей в отмщение написал на него столь едкую сатиру, что тот с досады удавился.


ep. vii quo, quo scelesti ruitis? aut cur dexteris...


Какими новыми страстями
Ваш дух еще готов пылать?
Почто ужасными мечами
Еще себя вооружать?

5 Довольно римлян кровь лилася,
Кипя на суше и морях,
Довольно злоба вознеслася,
Довольный смерть явила страх.

Не против гордой Карфагены
10 Я меч ваш вижу изощрен,
Ни твердые низринуть стены
Британцев зверских устремлен,

Ни собственну хранить границу 
Но римских поражать гражда́н,
15 И света погубить столицу,
Желанью следуя парфян.

Пролить кровавые здесь токи
В свирепости стремитесь вы!
Не могут столько быть жестоки
20 Ни волки, ни́же страшны львы.

Хоть лютость им дала природа,
Хоть злобою всегда кипят 
Но лишь к зверям другого рода
Они ту ненависть стремят.

25 Слепое ль бешенство вы зрите?
Грехи ль, беды́ ли вас влекут?
Ответствуйте! Но вы молчите,
Сердца все ужасы мятут!

Грозит неправда, злом обильна,
30 И отверзает бездну ков!..
Ах, зрю  то Рема кровь невинна
Влечет отмщение богов.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 278279.

Эпода VII. К римлянам. Отвращает их от междоусобной брани.


Ст. 31. Ромул, основатель города Рима, убил брата своего Рема, как некоторые повествуют.


ep. ix quando repostum caecubum ad festas dapes...


Когда придет тот день великий,
Когда, любезный Меценат,
Когда торжественные клики
Победу Августа явят?

5 Когда при радостнейшем громе
Восторги будем мы делить?
Когда в твоем прекрасном доме
Вино драгое будем пить?

Зевес оставит горни миры,
10 Чтоб веселиться между нас;
Свирели будут там и лиры,
И Муз сладчайший с ними глас.

Различным звуком там согласно
Предмет единый воспоем;
15 Мы у́зрим торжество прекрасно,
Повсюду радость излием.

Сей будет день тому подобен,
Когда Нептуна мнимый сын
Бежал, Фортуной быв озлоблен,
20 Премены зря своих судьбин.

Как на повсюду обгорелом
Он корабле возмог уплыть,
Стремяся прежде в буйстве смелом
Оковы Риму возложить 

25 Оковы подлы и презренны,
Оковы, снятые с рабов!
Как род поверит отдаленный,
Таких внимая ужас слов,

Что воин римский согласился
30 Чужой жены принять закон,
Под власть евну́хов преклонился
И ополчился с ними он!

О, полна ужаса премена!
Блистающий в златых лучах
35 Феб римские узрел знамена
И с ними египтянки флаг!

То видя, галлы устыдились,
Позор их столько тронул сей,
Что к кесарю тогда ж склонились
40 В бою две тысячи мужей.

Враги презрения не крыли,
Толикий ужас не снесли,
Но в пристань нашу поспешили
С их войском многи корабли.

45 Торжественныя колесницы
Почто ты медлишь блеск явить,
И бога сильныя десницы
Покров в усердии почтить?

Не зрелся с славой ты такою,
50 Как побежден был воин сей,
Который сильною рукою
Нумидских низлагал царей;

Ни как представил побежденна
Героя славного сего,
55 Разрушенная Карфагена,
Что памятник навек его?

Уже на суше и на море
Враги изведали меч твой,
Уже, свое являя горе,
60 Не кроет пурпур их собой.

Печальны ризы заменяют
Одежды светлые врагам;
Уже они себя вверяют
Восставшим против них ветрам;

65 Или́, в смятениях открытых,
Спасенья в дальних ждут страна́х;
Или́ бореями в изрытых
Они скитаются песках;

Или́, вдаваясь в яры волны,
70 Им лютость бурей не страшна.
Подайте нам сосуды полны
Лезбийска лучшего вина.

А мне б цекубу подносили,
Прохладу оной я люблю;
75 В ней попечения, что были,
О кесарь <>, я утоплю.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 280283.

Эпода VIII. К Меценату. Прославляет победу актиумскую.


Актиум. Превеска Веххия, что в Албании.

Ст. 18. Нептунов мнимый сын. Антоний.

Ст. 30. Чужой жены принять закон. Говорит о Клеопатре.

Ст. 52. Красс.

Ст. 56. Сципион.


ep. x mala soluta navis exit alite...


Где Мевий помещен презренный,
Корабль печальный вдаль поплыл.
О ветр ужасный, ветр полденный, 
Тебе его я поручил.

5 Да ты кипящими волнами
Разрушишь все его бока;
Да весла, верви с парусами
Рассеет Эруса рука.

Своей да явишь ужас мочи,
10 Борей, бунтующий в водах,
Борей, мрачащий мглою очи
Во время бурей на горах.

Во тьме, которую являет
При захожденье Орион,
15 Да ни едина не взблистает
Звезда с желаемых сторон.

Да посреди пучины стона
Узрит он ужас тех валов,
Когда с паденьем Илиона
20 Познали греки гнев богов.

Когда за то Паллада мстила
Аяксу, казнь явя с высот,
И все свирепство устремила
На святотатственный сей флот.

25 Услыша бурей свисты дики,
Пловцы как будут унывать?
Какие недостойны крики
Ты будешь к небу воссылать?

Когда увидишь все напасти,
30 Когда перун, гром, ветра вой,
Сломив все мачты, и на части
Корабль совсем разрушат твой.

Когда твой жирный труп лежащий,
И на песке простертый ниц,
35 Волною выброшен шумящей,
Морских пребудет пищей птиц.

Тогда я черного барана
Тебе дам в жертву, Аквилон,
Или козла упряма, рьяна,
40 И столь же гнусного, как он.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 284285.

Эпода IX. Против Мевия.


Ст. 24. Святотатственный флот. Аякс похитил из Илиона Палладиум, или статую Минервы, которая увезена была потом на его кораблях.


ep. xiii horrida tempestas caelum contraxit et imbres...


Уж время скучно возвратилось,
День мрачен, нет в лугах отрад;
А небо будто превратилось
В дожди, туманы, снег и град.

5 Моря, леса и все предметы
Смущают шумом бурей слух;
Но мы, доколь позволят леты,
Питать весельем будем дух.

Возьмем широкий кубок в руку,
10 Наполним мы его вином,
И мрачную прогоним скуку
С ее наморщенным челом.

Торквата с времени храненна,
И сверстного моим лета́м,
15 Вина подайте драгоценна 
Оно теперь полезно нам.

Мы, веселяся меж собою,
Своих умножим крепость сил;
Таков совет кентавр герою,
20 Питомцу славному, открыл:

«О смертный! Ты победы многи
Свершишь великие свои;
Тебя троянски ждут чертоги,
Скамандра быстрые струи.

25 Но там твой жребий совершится;
Се власть и Парки, и судьбин.
Уже назад не возвратится
Оттоль Фетиды храбрый сын.

Хоть мать твоя о том страдает,
30 Хоть твой печальный жребий зрит,
Хотя морями обладает 
Тебя к себе не возвратит.

Но помни ты мои науки;
В тоске отнюдь не утопай,
35 Гони вином печаль и скуки,
С друзьями пой, гуляй, играй».

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 286287.

Эпода X. К друзьям. Возбуждает их к забавам.


Ст. 19. Кентавр. Хирон, наставник Ахилла.


ep. xvi altera iam teritur bellis civilibus aetas...


Уже междоусобны брани
Средь нас в другой простерлись век;
Уже от собственныя силы
Падет непобедимый Рим;
5 Рим, кой не опровергли марсы,
Ни во́йска страшные Порсены,
Ни в зверстве яростный Спарта́к,
Ни полна роскоши Капу́я,
Ниже́ мятежны аллоброги,
10 Не терпят кои перемен.

Рим, коего германцев силы
Не возмогли смирить вовек,
Ни сей страшивший наших предков
В войне ужасной Аннибал 
15 От рода, мщения достойна,
От рук злодейских, нечестивых
Погибнет ли великий Рим?
Пребудут ли священны стены,
В своем ужасном запустенье,
20 Жилищем только для зверей?

Ах! Будет ли, гордяся, странник
С презреньем попирать их прах?
Восстонут ли верхи упадши
Под колесницею его?
25 И дерзновенный победитель
Своей неистовой рукою
Разрушит ли, являя месть,
Великолепные трофеи,
Рассеет ли в гробах хранимый
30 Отцов народа римска прах?

Сомненья нет, что все гражда́не,
Или́ большая оных часть,
Желает отвратить несчастье
И сохранить себя от бед.
35 Се лучшее спасенью средство 
Бегите посуху, римля́не,
Куда вас понесут стопы́;
Иль по морям летите бурным,
Пренебрегая всю опасность,
40 Куда вас ветры устремят.

Последуйте вы фосея́нам,
Закляв которые свой град,
Оставили поля и домы
В жилище дикое зверям.
45 Вы в том согласны ли со мною 
Иль даст кто лучшие советы? 
Что медлим сесть мы на суда
И под благим знаменованьем,
Оставив древнее жилище,
50 Отплыть к далеким берегам?

Но клятвой обяжитесь прежде
Дотоль не возвращаться в Рим,
Доколь не у́зрим тяжки горы
Плывущими поверх морей;
55 Доколе Падуса потоки
Не оросят верхи матински,
И апеннинские хребты
Низвергнутся в пространно море,
Иль действием чудесна жара
60 Природа изменит любовь 

Как съединит с оленем тигра,
И нежну горлицу с орлом,
Когда пастись стада без страха
Со львами будут на лугах,
65 Когда в лесах узрят дельфинов,
И серна будет жить в пучине.
Спешите все оставить град,
Но положите заклинанья,
Еще сильнейши мной реченных,
70 Чтоб заградить возвратный путь.

Или́ хотя, по крайней мере,
Спасись часть лучшая гражда́н,
Оставь народ неукротимый,
Не видит пользы кой своей,
75 Оставь сей род женоподобный,
Привязанным к своим жилищам;
Но вы, имеющие дух,
Покиньте жалобы и стоны,
Покиньте плач и сокрушенья,
80 Приличные одни жена́м.

Летите за моря Тоскански 
Вас ждет пространный океан;
Пойдем, пойдем в поля обильны,
Пойдем в счастли́вы острова,
85 Земля без всякой где работы
Обильную приносит жатву;
Где лучший в свете виноград,
Не требуя очистки злака,
Свои возносит гибки лозы,
90 Обогащенные плодом;

Где ма́слины всегда надежно
Владельцам шлют свои дары;
Не знают фиги где прививков,
Но зреют в рощах без труда;
95 Где истекает мед из дубов;
Где из вершин высоких горных
Шумят прозрачные струи
И здравье смертным проливают.
Там сами представляют овцы
100 Сосцы наполненны млеко́м;

Там никогда между́ стадами
Не зрят опасных тех зараз;
Созвездья пагубные тамо
Палящих не стремят лучей;
105 Не слышно страшных там медведей,
Ревущих около загонов;
И змеи не смущают прах;
Восточны бурей полны ветры
Не пустошат полей дождями,
110 И зной не иссушает жатв.

Властитель там богов и смертных
Умерил хлад, умерил жар;
Не приставали Аргонавты
К счастливым оным берегам;
115 Ниже́ преступная Медея
Не зрелась там в своем несчастье;
Улисса спутники на них
Свои не приносили бедства 
Лишь добродетельным в награду
120 Сии хранятся острова.

Юпитер отделил от света
Сии блаженные страны́,
Как чистоту златого века
Ума́лил медный век собой,
125 И как настал потом железный.
Сокройтесь от его свирепства 
Вещаю именем богов, 
Блаженство ваше неразлучно,
Съединено с побегом вашим;
130 Железный век оставьте здесь.

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 288292.

Эпода XI. Должно оставить Рим, всегда терзаемый междоусобиями.


Ст. 5. Марсы. Так назывались пехотные римские воины. Марсы был также народ, живший в Италии, который во времена первых римских царей, то есть Ромула и Нумы, вел войны против римлян, а потом соединился с оными.

Ст. 6. Порсена. Царь этрурский, что ныне Тоскана; осадил Рим в 507 году до Рожд. I.Х., дабы возвести паки на престол изгнанного римлянами царя их Тарквиния. Сия осада довела римлян до совершенной крайности, но храбростию Клелия, Горация Коклеса и Муция Сцеволы были они спасены. Порсена отступил и умер скоро потом.

Ст. 8. Капуя был прекраснейший город в Италии, не уступающий красотою Риму; но роскошь была в оном столь велика, что войска Аннибаловы, вступя в оный, развратились и от того ослабели.

Ст. 41. Фосия был город в нынешней Швабии.

Ст. 55. Падус. По, река в Италии, имеющая свое начало в Пиемонте при горе Визо.

Ст. 57. Горы Апеннинские, простирающиеся чрез всю Италию начиная от гор Альпийских.


ep. xvii iam iam efficaci do manus scientiae...


(1) «Тебе покорствуя, с моленьем прибегаю,
Дианою тебя и адом заклинаю,
Твоими книгами, волшебны где стихи
Луну и звезды совлекают.
5 Канидия! Прости, прости мои грехи;
Священные слова меня да не терзают.

Престань и укроти свою науку дивну;
Да обратится круг волшебств в страну противну.
Теле́фа просьбами Нерея славный внук
10 Трону́лся, быв им убежденным;
Хотя он напрягал в бою упругий лук,
Хоть стрелы на него метать был принужденным.

И Гектор, птицам в снедь поверженный врагами,
Потом был умащен троянскими женами,
15 Как престарелый царь, почтенный тот Приам,
Вотще моля о том Зевеса,
Исшел из стен своих, повергнулся к ногам
Неутомимого, жестока Ахилле́са.

Улиссовы пловцы, исполненны терпенья,
20 Цирцеи лютые познав определенья,
Избавились рогов, избавились щетин,
И паки вид людей приняли,
Когда пронырливый царя Лаэрта сын
Представил нимфе сей жестокость всю печали.

25 О ты, к которой всех счастливый рок привязан!
Довольно ль я, или́ не лишне ли наказан?
Внемли, жестокая! Внемли моим мольбам!
Моя вся младость пролетела,
Осталась кожа лишь, присохшая к костям,
30 Исчез румянец мой, пропала стройность тела.

Волше́бство все власы покрыло белизною;
В болезнях ни на час не зрю себе покоя;
В день ночи жду, а в ночь  пришел чтоб день скорей,
И не могу вздохнуть ни разу,
35 Чтоб помощи не дать к тому груди моей 
Лютейша яда в ней я чувствую заразу.

Увы! Теперь я зрю волшебницы что знают!
Их пения стихов нас разума лишают.
Что хочешь ты еще? Чем месть твоя грозит?
40 Сильней твой пламень Этны вида,
И жесточее огнь во мне того горит,
Который истребил великого Алкида.

Доколе будешь ты, жестокая, трудиться;
Доколь терзать меня и мучить будешь тщиться?
45 Иль ждешь того, чтоб я во прах был обращен,
И ветров сделался игрою?
Какой бедам моим конец предположе́н?
Вещай! Я все готов исполнить пред тобою.

Я в жертву сто волов готов тебе представить,
50 Или, сплетая лесть, готов на лире славить
Добро́ты все души великие твоей,
И вознести тебя хвалами 
Ты украшением Вселенной служишь всей,
Достойна в почестях являться меж звездами!

55 Пиит, что оскорбил стихом своим Елену,
Касто́ра с братом месть познавши воспаленну,
Был зрения за то от них тогда лишен 
Но гнев они свой укротили.
Преступок дерзкий сей соделался прощен,
60 И зренье бедному пииту возвратили.

Отдай же разум мой! Куда незрима сила,
Куда в свирепости своей его сокрыла?..
Так не гнушаешься породой ты своей;
Твои  невинны, чисты нравы;
65 Как ведьма старая не ходишь средь ночей
По древним кладбищам сбирать волшебны травы.

Полезны всем твои великие науки,
И сквернам никаким не прикасались руки;
Ты вредных никогда не произносишь слов;
70 В тебе зрим сердце мы негневно;
Не ходишь доставать ты нищих из гробов 
Тела, зарытые в земле девятидневно».

(2) «Вотще к невнемлющей стремишься ты с мольбами.
Утесы скал морских, биемые волнами
75 Не более меня в жестокости своей
Внимают гибнущих среди морских зыбей.
Смеяся таинствам Коциты и Эрота,
Ужели думаешь, что стал ты их жрецом?
Какая дерзкая стремит тебя охота
80 Изведать наш закон и сделать баснь о том?

Напрасно будешь ты отрад искать в волше́бстве;
Вотще лютейший яд ты будешь пить в свирепстве;
Не ускори́шь свой путь ко гробу ни на шаг;
Для повседневных мук ты будешь жить в бедах.
85 Пелопса злой отец, томимый страшным гладом,
Терзаемый орлом несчастный Прометей
Хотели бы мечом или́ смертельным ядом
Окончить жизнь свою и муки все скорей.

Взнесть камень на гору́ вотще Сизиф труди́тся 
90 Зевеса власть тому всегда противна зрится;
Напрасно будешь ты искать упасть с высот,
Веревкой, иль ножом окончить свой живот;
Хоть будешь ненависть являть ты к жизни злую,
Пребудет смерть твоя всегда удалена;
95 Тогда я над тобой, тогда восторжествую,
И радость ту мою познает вся страна.

Я виды движуща в воску́ изображенны
(Ты ведаешь сие, во мраке погруже́нный),
Я простирающа своим искусством страх,
100 Я оживляюща людей умерших прах,
Я совлекающа небесные светила,
Я колдовством в любовь могущая склонить 
Не у́жель столь слаба моей науки сила,
Чтоб не могла тебе за дерзость отомстить?»

Тучков С. А., «Сочинения и переводы», М., 1816, ч. 1, с. 293298.

(1) Эпода XII. К Канидии. Просит у нее прощение в том, что писал против нее.

(2) Эпода XIII. Канидия отвечает, что он не заслуживает прощения.


Ст. 9. Нерея славный внук. Ахиллес; он ранил смертельно в бою Телефа и потом сам вылечил, чтоб иметь его на своей стороне против троян.

Ст. 55. Стезихор. Лирический стихотворец Греции, родился в городе Гимере, что в Сицилии, и процветал да 536 лет до Рожд. I.Х. Павзаний повествует о нем баснословно, что он был лишен зрения за то, что оскорбил стихами своими Елену и что паки обрел оное воспевая ее похвалу. До нас достигли только некоторые отрывки его сочинений.

Ст. 77. Коцита. Cocytia Virgo, или Алектон; одна из фуриев.

Ст. 77. Эрот, или Эрос. Так называли иногда Купидона, сына Юпитера и Венеры.

Ст. 85. Отец Пелопса. Тантал.


На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.NET
© Север Г. М., 20082016