КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК • ПЕРЕВОДЫ И МАТЕРИАЛЫ
CARM. ICARM. IICARM. IIICARM. IVCARM. SAEC.EP.SERM. ISERM. IIEPIST. IEPIST. IIA. P.

переводчики


У некоторых переводчиков есть две или три версии перевода одного текста. В собрание включены все версии, в которых отличны минимум три строки. Если отличны только одна или две строки, приводится версия, которая считается более поздней.

Переводчики → Крешев И. П., 24 перев. [убрать тексты]


carm. i ii iam satis terris nivis atque dirae...


Довольно граду и снегов
Отец наслал земле, с размаха
Бросая в куполы богов
Десницей молнию!.. Дал страха

5 И Риму, и народам!.. Дал
Век Пирры, думали, с хаосом
Чудес вернется вновь: когда
Протей гнал скот вверх по утесам;

Когда в местах для голубей,
10 На высях вязов висли рыбы
И серны плыли средь зыбей,
Заливших земляные глыбы.

Мы зрели желтый Тибр: назад
Катясь от вод этрусских, в гневе
15 Грозил он камням колоннад,
И Храму Нумы, Весте-деве.

Поток, заступник женин, он
За плач Илии вел расправу 
И левый берег затоплен,
20 Хоть Зевсу то и не по нраву.

Грехом отцов разрежены,
Услышат внуки, что Квириты
Точили, в стыд своей страны,
Тот меч, которым Персы биты.

25 К кому же из богов народ
Взовет пред гибельным паденьем?
Не к Весте ль? Но и хоровод
Дев чистых ей наскучил пеньем.

Кому ж Юпитер даст в удел
30 Быть избавителем?.. Приди ты,
Жрец-Аполлон, чьи плечи  мел,
Сияньем облака облиты!

Или с улыбкой вечной ты,
Эрицина, с игривым хором!
35 Иль ты, родитель, с высоты
Род гибнущий помилуй взором!

Но ты еще не сыт войной,
Ты шлемы любишь, свалку с криком,
И Марса взор, в труп кровяной
40 Врага вперенный в блеске диком.

Но ты уже среди земли
Явился юношей, крылатый
Сын нежной Майи! Нарекли
Тебя отмстителем утраты...

45 Замедли ж поздний свой возврат
На небо! Долго будь оплотом
Меж граждан; в гневе на разврат
Наш, не спеши в эфир полетом!

Тебя зовут: «Наш вождь! Отец!»
50 Здесь торжество твоим победам;
Не гарцевать безвредно Медам,
Твой видя Кесарский венец.

Впервые: «Сын Отечества», 1858, № 12, с. 337.

carm. i iii sic te diva potens cypri...


Да поведут тебя богини кипрской сила,
Елены братья  два блестящие светила,
И властелин ветров, связавший крылья им
Всем, кроме Япига,  корабль! Когда твоим
5 Снастям доверил я Виргилия!.. Всецелым
Ты возврати его к Аттическим пределам
И полдуши моей, взываю, сохрани!
Из дуба твердого, в меди́ тройной брони
Грудь у того была, кто возымел отвагу
10 Впервые хрупкий плот спустить на злую влагу;
Кому не страшен миг, когда бегут на схват
Ветр африканских стран с шумящим Аквилоном,
Ни скорбный луч Гиад, ни Нот, что правит лоном
Вод Адриатики, и то велит им встать,
15 То снова хлябь уложит гладь.
Какая смерть страшна тому, кто прямо глазом
Глядит на образы чудовищ, всплывших разом,
На вздутый по морю разгневанному вал,
И щели гнусные акрокеранских скал?
20 Напрасно божество своею мудрой дланью
Разъединило мир неодолимой гранью
Вод Океановых  увы! Увы, преступный чёлн
Пускается бойцом среди запретных волн.
Род дерзостный людей, на все равно готовый,
25 К нечестью древнему груз прибавляет новый.
Япета наглый сын коварною рукой
Похищенный огонь принес семье людской...
Но лишь похитил он в воздушном доме пламя,
На землю ринулись ватагою враги;
30 Болезни, худоба свое развили знамя,
И смерть ленивая ускорила шаги.
На крыльях неданны́х природой человеку
Дедал дерзнул парить в воздушной пустоте;
Труд геркулесовский пробил в аду путь в реку...
35 Нет смертным трудного!.. На небеса  и те
В безумстве метим!.. И над нашими делами
Зевес хоть не клади колчана со стрелами.

Впервые: «Сын Отечества», СПб., 1858, № 12, с. 337.

Кораблю, на котом Виргилий плыл в Афины. Книга I, ода 3. В 735 году Виргилий отправлялся в Афины. Гораций, задушевный друг его, желает кораблю благополучного плавания; удивляется дерзости того, кто впервые осмелился спустить плот в море; объявляет мореплавание возмущением против воли богов и природы, и выражает свое негодование к людям, посягающим на все для удовлетворения своих желаний.


Ст. 2. Елены братья. Близнецы  Кастор и Поллукс; созвездия, благоприятные мореходам.

Ст. 3. И властелин ветров. Эол.

Ст. 4. Япига. Западный ветер, прозванный от жителей приморской Апулии; попутный для плывущих из Италии в Грецию.

Ст. 12. Аквилоном. Аквилон дул противно африканскому ветру.

Ст. 13. Гиад. Гиады, дочери Атласа, обращены в созвездие, предвещавшее дождь.

Ст. 13. Нот. Южный ветер.

Ст. 19. Акрокеранских скал. Мыс в Эпире, знаменитый ущельями и подводными камнями, о которые часто разбивались корабли.

Ст. 26. Япета наглый сын. Прометей, похититель небесного огня.

Ст. 31. И смерть ленивая ускорила шаги. То есть: после низведения с небес огня люди, прежде долговечные, начали умирать скорее.


carm. i iv solvitur acris hiems grata vice veris et favoni...


Суровая зима растаяла с возвратом
Зефира и весны; засохший киль канатом
Сдвигают на́ воду, не ма́нит ста́да хлев,
Ни пахаря очаг; не спит луг, побелев
5 Под инеем... Но хор выводит Цитерея
При блеске месяца, и, скромностью алея,
Из нимф и граций круг в лад ножкой топчет дёрн,
Пока Вулкан калит огнем циклопский горн.
Теперь-то и носить на кудрях надушенных
10 Венок зеленых мирт, цветы полей взрыхленных;
Теперь-то в сени рощ, для Фавна, их отца,
Заклать что хочет он  козленка иль тельца.
Смерть бледная стучит ногою без разбора
В лачужку и дворец... О Секстий, сумма дней,
15 Нам данных, не велит вдаль замышлять... Уж скоро
Тебя захватит Ночь, мир сказочных теней,
Плутонов бедный дом... Вступив за те ворота,
Не кинешь жребия на власть вокруг диота,
Не восхитит тебя там нежный Лицида́с,
20 Любимец юношей, кумир девичьих глаз.

Впервые: «Сын Отечества», СПб., 1857, № 18, с. 409.

Ода 4. К Секстию. Весна. Книга I, ода 4. Люций Секстий  богач и приятель Горация, с которым он был знаком со времен Брута.


Ст. 8. Циклопский горн. Циклопы-великаны, помощники Вулкана. Под этою аллегорией разумеют приготовление последним стрел Юпитеру, на лето.

Ст. 18. Не кинешь жребия на власть вокруг диота. У римлян было обыкновение избирать, по жребию, начальников на пиршествах. В диотах обыкновенно держали вино.


carm. i v quis multa gracilis te puer in rosa...


Кто этот молодой красавец, о́блит весь
Благоуханьями, посыпав роз на ложе,
В пещере сумрачной, тебя целует здесь
В простом наряде, для кого же

5 Связала ты узлом прядь русую кудрей?
Увы! Не раз богов превратных и измену
Оплачет смелый тот, дивясь на хлябь морей
Под черной бурею, кто цену

Тебе как золоту в доверьи придает,
10 Надеясь, что тебе чужда любовь иная,
Что вечно любишь ты... Да, верит он не зная
Как легок ветерка полет...

Жаль тех, кому блестишь ты прелестью продажной!..
А я  на храмовой стене гласит в народ
15 Обетная доска  клочки одежды влажной
Повесил в дар владыке вод.

Впервые: «Библиотека для чтения...», СПб., 1854, т. 124, № 3, отд. 1, с. 209.

Пирре. Книга I, ода 5.


Ст. 15. Обетная доска. У римлян было обыкновение вывешивать на стенах в храмах доски с изображением своих умилостивительных и благодарственных обетов.


carm. i viii lydia, dic, per omnis...


О, ради всех богов, скажи мне, для чего
Так рано губишь ты любовью Сибарита?
Зачем на площади в жар не видать его,
Хоть не нужна ему ни в пыль, ни в зной защита?

5 Что ж между сверстников, доспехами звеня,
Не скачет он верхом и, натянув поводья,
Не укрощает бег строптивого коня?
Давно ли наш пловец боится мелководья?

Давно ли не блестит оливы сок на нем,
10 И, как ехидны кровь, противен стал атлету?
Иль уж оружие руке той не в подъем,
Которая копье бросала через мету?

Зачем он прячется, как, говорят, Ахилл,
Когда висела смерть над бедным Илионом,
15 Скрывался, чтоб мужской наряд не потащил
Его из неги в бой, к ликийским легионам?

Впервые: «Библиотека для чтения...», СПб., 1854, т. 124, № 3, отд. 1, с. 209210.

Ода 8. К Лидии.


carm. i ix vides ut alta stet nive candidum...


Смотри, как пеленой снегов белеет темя
Соракта; слабые леса, склонясь, едва
Густого инея поддерживают бремя,
И льдом закована речная синева...

5 Смягчи же стужу, друг! На очаге вели
Раскинуть хворосту да, не скупясь, диоту
Сабинского вина достань из-под земли,
Четырехлетнего... А лишнюю заботу

Оставь богам! Велят ветрам, чтоб унялись,
10 Не бунтовали бы они с пучиной ярой 
И не шело́хнется тенистый кипарис,
И ясень отдохнет своею сенью старой...

Что завтра ждет тебя  не спрашивай! Лови,
Как выигрыш, денек, дарованный судьбою;
15 Цветущий юноша, не убегай любви,
Ни пляски круговой, покуда над тобою

Не пронеслись года... Тебя зовут пока
И поле Марсово, и под вечер, в условный
Час,  шепот сладостный и смех из уголка,
20 Предатель девицы, чтоб ты, в борьбе любовной,

Сорвал у ней с руки браслет, любви залог,
Иль перстень с пальчика, что так притворно строг.

Впервые: «Сын Отечества», СПб., 1857, № 9, с. 201202.

carm. i ix vides ut alta stet nive candidum...


Смотри, по высям гор лежит полночный снег,
Деревья слабые согнул пушистый иней,
И резким холодом закован вольный бег
Реки сверкающей и синей...

5 За чем же дело, друг?.. Назло снегам зимы
Разложим камыша на очаге широком,
Велим освободить из подземельной тьмы
Кувшины с виноградным соком.

А думы лишние возложим на богов 
10 Они велят ветрам играть пучиной бурной;
И ясень отдохнет, и вновь у берегов
Задремлет кипарис над урной.

Что́ завтра ждет тебя  не спрашивай! Лови
Невозвратимый день, в дар посланный судьбою;
15 Не убегай пиров, ни при́зыва любви,
Пока сердца полны тобою!..

Люби, ночной порой, при месячных лучах,
Под сенью портика условленные встречи,
И шепот сладостный, и влагу на очах,
20 И негой веющие речи;

Люби веселый смех, когда  изменник  он
Тебе укажет, где сокрылась Дионея,
Где с трепетной руки она, в тени колонн,
Отдаст тебе кольцо, краснея.

«Библиотека для чтения...», СПб., 1844, т. 65, № 6, с. 56.

Из Горация. Ода IX, кн. I.


carm. i xx vile potabis modicis sabinum...


Простого выпьешь ты вина
Сабинских лоз из кружки бедной...
Амфора та заменена,
Когда в театре клик победный

5 Раздался, друг, на твой приход,
И тяжкий гром рукоплесканий
Дрожал на лоне отчих вод
И замирал на Ватикане.

Ты у себя в чертогах пей
10 Сок виноградников Калена,
А в чаше не кипят моей
Ни Формий, ни Фалерна пена.

Впервые: «Сын Отечества», СПб., 1851, № 10, с. 2.

carm. i xxii integer vitae scelerisque purus...


Кто праведно живет и чист от злобных дел,
Тому ни дротиков, ни лука, друг, не надо,
Ни отягченного колчана едких стрел,
Стрел, напоенных влагой яда;

5 По знойным ли пескам береговых мелей
Пойдет он, посреди ль безлюдного Кавказа,
Или по той стране, где льется средь полей
Гидасп, известный из рассказа.

Так от бессильного меня бежал в лесу
10 Сабинском хищный волк, когда я в час досуга
Спокойно пел моей Лалагеи красу
И вдруг забрел за грани луга...

И что за страшный волк! Ни в глубине лесов
Суровой Давнии, где разрослися дубы,
15 Таких не видано, ни в колыбели львов,
Сухом, песчаном царстве Юбы.

Пошли меня в страну, где не живит дерев
На дремлющих полях отрадный воздух лета,
Где гонит облака упорный ветра гнев
20 И стужею земля одета;

Пошли меня туда, где колесница дня
Так близко пламя льет над почвою бездомной,
Везде Лалагея со мной, пленит меня
Улыбкой сладкой, речью томной.

Впервые: «Сын Отечества», СПб., 1851, № 10, с. 2.

carm. i xxv parcius iunctas quatiunt fenestras...


Не часто, Лидия, у твоего окна,
Стучатся юноши; нескромная тревога
У глаз твоих давно не отнимала сна;
Стоит спокойно у порога

5 Измученная дверь, и реже слышишь ты:
«Я умираю здесь, а ты на ложе неги
Спишь, Лидия!» Увы, богиня красоты,
Года в неумолимом беге

Коснутся и тебя. Краса твоих плечей
10 Поблекнет навсегда в дыму роскошных тканей,
И будет жечь тебя, в часы немых ночей,
Огонь отвергнутых желаний...

Но тщетно: юноша чело себе увьет
Лишь миртовой лозой, живой, благоуханной,
15 А листья вялые в дань Эвру отдает,
Сопутнику зимы туманной.

Впервые: «Библиотека для чтения...», СПб., 1845, т. 68, № 12, отд. 1, с. 1314.

carm. i xxxiv parcus deorum cultor et infrequens...


Презрев служение богам,
Блуждал я с мудростью безумной,
Довольно! Из пучины шумной
Направлю парус к берегам.

5 Я видел Зевса. Не на лоне
Свинцовых туч  в лазури дня
Громовые неслися кони
На крыльях бурного огня.

От бега тяжких колесниц
10 Шатнулись океана недры,
И тартар задрожал, и кедры
Поверглися главами ниц...

И я стоял исполнен страха:
Я верил, что богов глагол
15 Возносит слабое из праха,
Срывая с гордых ореол.

Впервые: «Отечественные записки», СПб., 1845, № 12, отд. 1, с. 246.

carm. i xxxviii persicos odi, puer, adparatus...


Персидской роскоши я не терплю, не надо
Венка, сплетенного древесною корой,
И запоздалых роз в уединеньи сада
Осенней не ищи порой.

5 Довольно мирты нам зеленой, без прикрас;
Обоим нам пристал венок из мирты скромной,
Тебе, слуга, и мне, когда я пью подчас
Под сенью винограда темной.

Впервые: «Библиотека для чтения...», СПб., 1855, т. 133, № 10, отд. 1, с. 128.

carm. i xxxviii persicos odi, puer, adparatus...


Что в лишней роскоши?.. Для кольчатых волос
Не связывай венков корою липы гибкой...
Дитя! Зачем искать в саду осенних роз,
Поникнувших на стебель зыбкий?..

5 Сорви зеленый мирт  и скромный, и простой,
Приличен он тебе, ребенок темнокудрый,
И мне, когда платан беседкою густой
Меня хранит за чашей мудрой.

«Библиотека для чтения...», СПб., 1844, т. 65, № 6, отд. 1, с. 6.

Из Горация. Ода XXXVIII, кн. I.


carm. ii vii o saepe mecum tempus in ultimum...


Помпей, мой лучший друг, которого со мной
Брут на погибель вел во след своим дружинам,
Кто воротил тебя богам земли родной
И небу Рима гражданином,

5 Тебя, с кем зеленью, бывало, мы увьем
Густые волосы, блестящие от масла
Душистых трав, и ждем за чашею вдвоем,
Чтобы заря скорей погасла?..

А под Филиппами ты помнишь ли мой страх,
10 Когда, бросая щит, бежал я битвы трусом,
Когда погибло все, и храбрые во прах
Лицом упали длинноусым?

Я был без памяти; но сквозь толпу врагов
На темном облаке меня унес Меркурий,
15 Тебя ж опять волной сорвало с берегов
И на войну умчало бурей.

Итак, воздав богам обетный дар, приди
Под ласковую сень моих дерев лавровых;
Усталый отдохни с похода; не щади
20 Кувшинов для тебя готовых;

Напень бокал вином, забвением тоски,
Из емких раковин душистые лей мази...
Скорее! Кто ж нарвет нам миртов на венки,
Петрушки для их тонкой связи?

25 Кого, Киприда, нам посредником назвать
При состязаньи чаш? Сегодня я сармату
Не уступлю в питье, хочу побушевать 
Я рад товарища возврату!

Впервые: «Библиотека для чтения...», СПб., 1855, т. 133, № 10, отд. 1, с. 127128.

Помпею. Книга II, ода 7.


carm. ii viii ulla si iuris tibi peierati...


Я верил бы тебе, когда б за клятвы все,
Что ты нарушила, отмстительным уроком
Хоть почернел бы зуб во вред твоей красе,
Постигло б ноготок пороком.

5 Но нет!.. Лишь голову свою ты обрекла
На гибель клятвою,  ты блещешь вдвое краше,
Прелестней прежнего, и снова увлекла
На муку юношество наше...

Всё с рук тебе идет! Взываешь ложно ты
10 И к пеплу матери усопшей, и к светилам,
Которые глядят безмолвно с высоты,
И к чуждым хладной смерти силам...

Самой Венере  да!  смешно от этих дел,
И нимфы робкие смеются тихомолком,
15 Амур же точит лишь запасы жгучих стрел
Над окровавленным оселком.

Вся юность для тебя, заметь, растет, рабов
Ватага новая; а прежних неотступный
Рой, после всех угроз, толпится у столбов
20 Дворца владычицы преступной.

Боятся матери тебя за сыновей,
Пугают старого скупца твои удары,
И новобрачные в тревоге, чтоб мужей
Твои не обольстили чары.

Впервые: «Сын Отечества», СПб., 1857, № 18, с. 409.

carm. ii ix non semper imbres nubibus hispidos...


Друг, не всегда же дождь из тучи
Льет на изрытые поля,
И Каспий хо́лмится кипучий
От бурь неровных, и земля

5 Армении стоит в оковах
Льда неподвижного, и свист
Ветров качает высь дубовых
Лесов, и ясень сыпет лист.

Твоя лишь песня безутешно
10 О Мисте плачет и дрожит,
Встает ли Веспер, иль поспешно
От солнца быстрого бежит.

Но ведь об Антилохе милом
Не три же века, все стеня,
15 Жалел старик, и над Троилом
Не вечно плакала родня.

Довольно жалоб! Лучше новым
Трофеям посвятим напев...
Нифат сдался с челом суровым;
20 Меж побежденных присмирев,

Река мидян не плещет белых
Валов и не крути́т на дне.
И в укороченных пределах
Гелон гарцует на коне.

Впервые: «Библиотека для чтения...», СПб., 1856, т. 136, № 3, отд. 1, с. 9394.

Вальгию. Книга II, ода 9. Вальгий  превосходный эпический и элегический поэт, которого Тибулл ставит наряду с Гомером.


Ст. 6. Льда неподвижного. Армения, прилегавшая к Каспийскому морю, была известна суровостью и продолжительностью зимы.

Ст. 10. О Мисте. Мист, кажется, сын Вальгия, который беспрестанно оплакивал его смерть в стихах.

Ст. 11. Веспер  вечерняя звезда.

Ст. 13. Об Антилохе. Антилох, сын старца Нестора, по преданию жившего три века.

Ст. 15. Троилом. Троил, сын Приама, в юных летах убит Ахиллесом.

Ст. 19. Нифат  гора между Арменией и Ассирией.

Ст. 21. Река мидян  Евфрат, прибрежные жители которой были смирены при Августе.

Ст. 24. Гелон. Гелоны  скифский народ; жили за Доном.


carm. ii xi quid bellicosus cantaber et scythes...


Друг, не всегда цветут холмы,
Блестит луна в узор сиреней...
К чему же слабые умы
Томить обузой размышлений!

5 Не лучше ли беспечно лечь
Под ясень иль платан высокий
И кудри, павшие до плеч,
Опрыскать амброю востока,

Прославить Бахуса?.. В груди
10 Разгонит он туман неверный;
Беги же, мальчик, остуди
В ручье столетний сон Фалерна!

Зови к нам Лидию скорей:
Всё чудно в ней  уста, ланиты,
15 И пряди черные кудрей
В роскошный венчик ловко свит.

Впервые: «Библиотека для чтения...», СПб., 1845, т. 68, отд. 1, с. 14. Фрагмент; ст. 924.

Ода 11. К Лиде.


carm. ii xii nolis longa ferae bella numantiae...


Не требуй: не для струн, изнеженных любовью,
Нуманции война, суровый Аннибал,
Иль сицилийских вод, облитых Пуннов кровью
Еще досель багряный вал,

5 Иль бой Лапитов и Гилея хмель угарный,
И Геркулесовой сраженные рукой
Сыны Земли, и дом Сатурна лучезарный,
Дрожавший от борьбы такой.

Ты лучше, Меценат, непринужденной прозой
10 Расскажешь Цезаря воинские дела,
И как вождей, еще сверкающих угрозой,
Победа под ярмом вела...

А мне дан музою строй сладостного пенья,
Чтоб славить ясный взор Лицимнии моей
15 И сердце верного взаимные биенья...
Как милы, как пристали к ней

И танцы легкие, и шуток спор игривый,
Когда на празднике Дианы, под напев,
Рука ее, шутя, сплетается в извивах
20 Веселой пляски свежих дев!

Ужели б отдал ты за пажити и слитки
Мигдонекой Фригии, за сундуки царей,
За дом, где сложены Аравии избытки,
Кольцо Лицимнии кудрей,

25 Когда к пылающим губам она немного
То склонит шейку, то  лукавица!  любя
Насильный поцелуй, заспорит полустрого 
И поцелует вдруг тебя?

Впервые: «Библиотека для чтения...», СПб., 1856, т. 136, № 3, отд. 1, с. 9495.

carm. ii xvi otium divos rogat in patenti...


Спокойствия! К богам взывает мореход,
Захваченный грозой среди эгейских вод,
Когда гнетет луну туч темная громада,
И не блестит пловцам надежная плеяда.

5 Спокойствие зовет и бешеный атлет
Мидянин, и с тугим колчаном парф  но нет!
Ни слитки золота, ни яркие каменья
Не купят смертному спокойного мгновенья.

Нет, ни сокровища, ни сильная рука
10 Не могут разогнать дум смутных облака
И безотвязные, тревожные заботы,
Летающие вкруг карнизной позолоты.

Но с малым хорошо тому, чей скудный стол
Блестит отцовскою солонкой, кто нашел
15 Душевный мир, и в ком сон легкий не тревожим
Ни чутким страхом, ни стяжаньем грязнокожим.

К чему в короткий век за многим гнаться нам?
Что родину менять, спеша к иным странам?
К иному солнцу? Кто, бежавший из отчизны,
20 Мог избежать своей душевной укоризны?

Забота хворая садится над кормой,
Закованною в медь, не отстает за тьмой
Летящих всадников, бежит быстрее лани,
Быстрее ветра, что клубит на небе ткани.

25 Довольный тем, что есть,  глаз не вперяет вдаль,
И он улыбкою смягчит свою печаль,
Затем, что в мире нет блаженства без отравы,
Без горькой примеси... В сияньи полной славы

Внезапной смертию похищен был Ахилл,
30 Тифона дряхлые лета лишили сил;
И, может быть, судьба пошлет мне незаметно
Чего так долго ты себе желал  но тщетно.

Кругом тебя в полях, которым нет оград,
Мычит мессенский вол, блуждают сотни стад.
35 Заводский конь твой ржет у колесницы тряской;
Два раза для тебя вспоили алой краской

Руно своих одежд... А мне в удел дано
Правдивой Паркою клочок земли, зерно,
Способности камен, приятных песнопеньем,
40 Да твердость отвечать завистнику  презреньем.

Впервые: «Библиотека для чтения...», СПб., 1855, т. 129, № 1, отд. 1, с. III.

Гросфу. Книга II, ода 16. Помпей Гросф, еще со времен Брута друг Горация, был богатый сицилийский всадник.


Ст. 29. Тифона. Тифон, сын троянского царя Лаомедонта, похищен был Авророй за красоту на небо. Но, испрося у Зевеса бессмертие своему любимцу, она забыла о юности, и когда он от старости съежился, то превращен был в кузнечика.


carm. ii xviii non ebur neque aureum...


В жилье моем вдоль стен не блещет позолота,
Не вьется из кости узор;
Гиметский архитрав не прибавляет гнета
Столбам, иссеченным из гор

5 Далекой Африки; в Атталовы чертоги
Я не врывался, как пришлец;
Клиентки не прядут мне для пурпурной тоги
Руна пушистого овец.

Зато я сердцем чист, и в нем  дар силы вышней 
10 Кипит поэзия ключом;
Я не прошу богов о милости излишней;
Бедняк, но чтимый богачом,

У дружбы сильных я не вымоляю дара;
С меня довольно и Сабин!
15 День дню бежит вослед; луна опять из шара
В серп обращается... Но, сын

Корысти, в гроб скользя, еще ты мрамор гордый
Пилишь на плиты; позабыв
О смерти, строишь дом; тебе уж мало твердой
20 Земли, и, кажется, в залив,

Шумящий возле Бай, ты хочешь сдвинуть берег..
Да, алчный человек! Скажи,
Не ты ли на поле в час сумерек,
Срывал священные межи

25 И у клиентов мял снопы на бедных пашнях?
Тобою изгнаны  гляди! 
Муж и жена, в слезах, несут богов домашних
И чад, прижавшихся к груди...

Но  верно лишь одно богатому жилище:
30 В селеньях Орковых оно!
О чем хлопочешь ты? И сын вельмож, и нищий
Землей поглотятся равно.

За горсти золота не вывез Прометея
Из ада страж подземных вод;
35 Тантала держит он, где узы, тяготея,
Легли на весь Танталов род,
И, званый или нет, в положенное время
Снимает с бедного тяжелой жизни бремя.

Впервые: «Библиотека для чтения...», СПб., 1856, т. 136, № 3, отд. 1, с. 9596.

Ода 18. Корыстолюбцу.


carm. iii xxiv intactis opulentior...


Затми ты роскошью непочатые склады
Богатств Аравии, сокровища царей
Индийских; пусть займут домов твоих громады
Всю зыбь Апульского, Тирренского морей;

5 Но если тяжкая нужда тебя придавит
С высот закрепными гвоздями вдруг,  увы!
Ничто души твоей от страха не избавит,
От смертных петель не избавит головы!..

Нет, лучше в подвижном домишке, на телеге
10 (Обычай древности) кочует в поле Скиф!
Счастливый Гет живет, не привыкавший к неге!
С не размежеванных по десятинам нив

Они снимают сноп, Цереры плод свободный 
Один лишь год у них взрывает землю плуг;
15 Смененному с работ преемник очередный
Трудами равными дает вкушать досуг.

Лишенным матери, там пасынкам питье
Коварно мачеха не разбавляет ядом;
Жена не властвует над мужем за свое
20 Приданое, маня красавца грешным взглядом.

Жена приносит там с собою больший дар:
Отцовы доблести, соблазнов удаленье
И неизменного союза чистый жар.
Измену смертью там казнят, как преступленье.

25 О, если хочет кто борьбу граждан пресечь,
Исторгнуть с кознями злодейства и безбожье;
Кто жаждет, чтоб под ним, на всех статуях, речь 
«Отцу отечества» украсила подножье,

Пусть этой вольнице наденет он бразды,
30 Потомству дорогой затем, что  стыд!  квирита
Живую доблесть мы не терпим и следы
Ее ценим, когда она из глаз сокрыта...

Что наши жалобы плакучие, пока
Пороков строгое не скосит наказанье?
35 К чему ведет закон без нравов? Он строка
Бесплодная, когда корыстное стяжанье

Торговца не страшат ни мира полоса,
Кругом объятая всегда палящим зноем,
Ни сопредельные Борею небеса,
40 Ни полуночный снег, льдяным окрепший слоем;

Когда моряк схитрил пучину превозмочь,
И бедность, как позор гонимая, велела
Всё делать, всё терпеть, и убегает прочь
С тропинки честного, возвышенного дела.

45 Что ж медлить? Понесем в капитолийский храм,
Откуда нам толпа кричит и рукоплещет,
Иль в море ближнее мы отдадим волнам
Жемчуг и золото, что бесполезно блещет...

Зародыши всех зол  всё бросим, если мы
50 Вполне раскаялись!.. Долой корысти семя!
Изнеженные вновь перекалим умы
В занятьях мужеских!.. Сказать ли? В наше время

Свободный юноша стал шаток на коне,
На зверя не идет; зато на игры ловок:
55 И обруч греческий метнет и, в стороне,
Зернь запрещенную... Отец же, в сеть уловок

Запутав своего товарища, как плут,
Лишь копит деньги для развратника и мота...
И так бесчестные сокровища растут...
60 Но жалким благам всё ж не достает чего-то.

Впервые: «Сын Отечества», СПб., 1857, № 4, с. 83.

Ода 24. Увещание.


carm. iv xi est mihi nonum superantis annum...


Уж девять с лишком лет я берегу, про случай,
Сосуд албанского; для праздничных венков
Есть у меня в саду и селлерей пахучий
И плющу вдоволь  из ростков

5 Его так мил убор твоим блестящим косам.
Смеется в серебре мой дом; травой обвит,
Ждет жертвенник, когда ж бродящий по покосам
Его теленок обагрит.

Все руки заняты, в усердии сугубом,
10 И там и здесь бегут, одни других тесня,
Девицы, мальчики, и кверху черным клубом
Дым вьется с быстрого огня...

Узнай же, что за пир тебя зовет  я Иды
Сбираюсь праздновать; днем этим рассечен
15 Апрель наш пополам  тот месяц, что Киприды
Воспоминанью посвящен.

Клянусь, день этот мне торжественней, едва ли
Он не святей того, как я увидел свет 
С Ид этих Меценат  нам говорят скрижали 
20 Прилив своих считает лет.

Мечта твоя  Телеф  восторгов ищет новых;
Не ровня для тебя красавец твой, поверь!
Богатой девушкой он занят, и в оковах
Приятных нежится теперь.

25 Спаленный Фаэтон  урок надежде гордой;
Ездок Беллерофонт, которого Пегас
Крылатый сбросил с плеч, не слушаясь нетвердой
Узды  опять урок для нас 

Всегда искать любви согласной, дальше граней
30 Того, что нам дано, исторгнуть из груди
Надежды ложные... Итак, предел желаний,
Любовь последняя, приди!

Уж не воспламенить меня отныне девам...
Друг милый, повтори стихи те наизусть,
35 Что льются у тебя пленительным напевом 
И песенка разгонит грусть.

Впервые: «Сын Отечества», СПб., 1857, № 32, с. 761.

Филлиде. Книга IV, ода 11.


Ст. 25. Фаэтон, сын Солнца и Климены, выпросил у отца позволение проехать на огненной колеснице; но за самонадеянность низвергут молнией Зевеса в реку По.


ep. ii 'beatus ille qui procul negotiis...


«Блажен, кто от забот житейских вдалеке,
Как древле смертные, возделывает просто
Волами почву на отцовском уголке,
Не зная лихвенного роста;

5 Кто, видя моря гнев, в испуге не дрожит,
Кого труба врасплох не пробуждает к рати
И кто подалее от Форума бежит
И от порогов сильной знати...

Но виноградных лоз окрепнувший росток
10 Венчает с тополем высоким или сучья
Пустые режет и, к пеньку привив глазок,
Ждет большего благополучья;

Порой любуется на свой мычащий скот
В уединении долины;
15 Стрижет пушок овец или отжатый сок
Сбирает в чистые кувшины.

Когда ж чело свое, венком из наливных
Плодов нарядное, поднимет осень с пашни, 
Как рад он!.. Груши рвет с деревьев прививных
20 И пурпур гроздий  дар всегдашний

Тебе, Приап, тебе, садовых рубежей
Блюститель, батюшка-Сильван!.. Пришла охотка
Под старым падубом прилечь, где посвежей,
Не то в густой траве... Там кротко

25 В высоких берегах, журча, скользят ручьи,
В лесах чиликают, не умолкая, птицы,
И тихим говором бегущие струи
Зовут сон легкий на ресницы.

Когда же, ливнями и снегом холодна,
30 Зима Юпитера закрадется  что ж? в эти
Дни рыщет селянин со сворой, кабана
В расставленные гонит сети;

То петли редкие на жердочках, шаля,
Готовит для дроздов прожорливых; в засаду
35 Поймает зайца иль бродягу-журавля,
Приятную за труд награду.

О, кто б не позабыл среди таких затей
Тревоги тяжкие любви?.. Когда ж супруга
Хозяйство бережет и миленьких детей,
40 Сабинянка ль она иль юга

Дочь загорелая, Апулянка; когда
К приходу мужнему она очаг прилежно
Сухим валежником наполнит, и, стада
Загнав за плетень хлева, нежно

45 Доит раздутые сосцы, и сладких вин
Из бочки льет, несет непокупные блюда...
Не надо устриц мне, прославленный Лукрин,
Ни камбал, ни какого чуда,

Которых гонит к нам на берега зима
50 Восточным ветром! Нет, ни рябчики, ни даже
Пеструха-курица нумидская сама
Не сходит в мой желудок глаже,

Чем эта сочная маслина, на отбор
Снятая со стеблей, или благоуханный
55 Щавель, иль проскурняк, целебный тем, кто хвор,
Иль агнец, Термину закланный.

Да, любо за такой трапезою взглянуть,
Как сытые волы идут домой, с натуги
Усталые, влача с полей в обратный путь
60 Уж опрокинутые плуги,
А там, под ларами, лежат счастливцы-слуги».

Так Алфий-ростовщик, беседуя, решил
Сам быть помещиком, для вожделенной цели
Об идах деньги все из росту воротил
65 И... снова отдал в рост их через две недели!

Впервые: Крешев И. П., «Переводы и подражания», СПб., 1862, с. 4750.

Эпод 2. Прелести деревенской жизни.


ep. xv nox erat et caelo fulgebat luna sereno...


Ты помнишь эту ночь: среди меньших светил
Луна плыла по тверди ясной,
Когда бы, не боясь небесных даже сил,
Как иву плющ объемлет страстный,
5 Руками вкруг меня, ласкаясь, обвилась
И в лад словам моим, послушная, клялась.

«Покуда Орион пловцов на гибель гонит,
И волк преследует овец,
И ветер, шелестя, густые лавры клонит,
10 У нас взаимный жар сердец!»

О, пострадаешь ты, мою увидев твердость!
Гораций мужествен, поверь, 
И красоте твоей не покорится гордость,
Так оскорбленная теперь...

15 Но ты, счастливейший, довольный в новой доле,
Кому смешно чужое зло, 
Хотя бы сотни стад в твоем паслися поле,
Хотя бы золото Пактола там текло,

Хотя бы ты постиг все тайны Пифагора,
20 Красив был, как Нерей,  не радуйся вперед...
Увы! тебе любовь изменит так же скоро 
И улыбнусь я в свой черед.

Впервые: «Библиотека для чтения...», СПб., 1845, т. 124, № 3, отд. 1, с. 210.

Эпод 15. К Неэре.


На сайте используется греческий шрифт.


МАТЕРИАЛЫ • АВТОРЫ • HORATIUS.NET
© Север Г. М., 20082016